18:57 

Забытые души

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
Это старый-престарый фик, писался он в прошлом году на конкурс Секреты поместья Кучики на сообществе бьякуренов и, кстати, победил )
раз решила все перенести сюда, то начну с него, пусть все будет в одном месте.



Название:Забытые души.
Автор: Lu Korso, crazy capricorn
Бета: Passi
Пейринг/персонажи: Ренджи/Бьякуя
Рейтинг: NC-17
Жанр: Романс, ООС
Статус: закончен
Дисклеймер: отказываюсь
Примечания: касира - головка рукояти катаны, цуба - гарда катаны, шиши-одоши - японский бамбуковый фонтан.



Ренджи бежал в расположение своего отряда со всех ног. Сегодня утром он проспал и опаздывал, не очень сильно, но если капитан заметит, его ждет выговор. А слушать, как его отчитывает Кучики-тайчо своим холодным строгим голосом, совсем не хотелось. Конечно, не в первой, и все-таки лучше поторопиться.
А проспал Ренджи из-за Ичиго. Тот уже неделю ошивался в Сообществе душ и по непонятной причине предпочитал скромную лейтенантскую комнату удобному поместью Кучики. Капитан проявил неслыханную любезность и отвел для Куросаки отдельную комнату в своем доме, и даже более того, настаивал, что бы тот остановился у них, но Ичиго говорил, что ему там неуютно и уже пару раз оставался ночевать у Абарая.
Вот и вчера они засиделись допоздна, рассказывая дурацкие истории, смеясь и подшучивая друг над другом. Спать на одном футоне было неудобно, и Ренджи проспал и, едва успев привести себя в относительный порядок, убежал на службу.
- Чертов Ичиго! Из-за него у меня снова будут неприятности! - Ренджи бежал так быстро, что не обращал внимания, как проходящие мимо знакомые шинигами с ним здороваются. Главное успеть вовремя, еще немного и он будет на месте.
Когда Ренджи наконец-то добежал до офиса, он остановился, чтобы отдышаться, но вдруг заметил то, что вокруг какая-то непривычная тишина.
- Черт! Где все? Уже ушли на тренировку! - на мгновение он представил разгневанный взгляд Кучики-тайчо. И мысли заметались в поисках оправдания: " Что же делать? Может лучше честно признаться, что опоздал из-за Ичиго? Хотя нет, будет еще хуже! Что я ему скажу..."- Ренджи не успел додумать до конца, как раздался голос, от которого по спине пробежали мурашки.
-Рен-джи!- спокойно по слогам сказал капитан шестого отряда.
-Я... Простите за опоздание!- и он попытался улыбнуться, но встретившись взглядом со своим капитаном сдержал улыбку.
- Ты опоздал, - бесстрастным голосом заметил Кучики-тайчо.
- Я проспал, тайчо, простите.
- И чем же ты так был занят вечером, что не смог вовремя прийти на службу? – голос тайчо был холодным, но не раздраженным и лейтенант немного осмелел.
- Я тренировался допоздна, еще раз прошу прощения, - Абараи решил, что все-таки лучше соврать, поскольку посиделки с Куросаки никак не могли служить серьезным оправданием.
Но капитан внимательно оглядел подчиненного, и ему стало неудобно под таким внимательным взглядом.
- Да? Позволь спросить, с кем же ты тренировался, Ренджи?
- Один, тайчо. Как всегда один, - лейтенант уже чувствовал подвох в словах капитана, но как выкрутиться и что навело начальство на подозрения, пока понять не мог.
- Тогда, может объяснишь, откуда вот этот волос? – и Кучики-тайчо снял тонкими пальцами с плеча своего лейтенанта короткий рыжий волос.
« Вот черт! - только и успело пронестись в голове у Ренджи, - Придется признаваться.»
- Ну, это Ичиго зашел позднее, мы немного поболтали и вот... – неуверенно промямлил он опуская голову, врать складно при капитане ему никогда не удавалось.
- Значит, ты опоздал, потому что вы с Куросаки «немного поболтали»?
Ответить было нечего, и Ренджи виновато потупился в пол.
- Ну что же, раз вчера твоя потребность в общении с себе подобными была удовлетворена, значит, сегодня ты работаешь допоздна. Так что, к вечеру ты должен сделать свод всех отчетов за прошлый год.
- Что за свод такой? – ошарашено спросил Ренджи, которому было как божий день ясно, что это придумано ему просто в наказание.
- Сводная таблица, Абараи-фукутайчо. Всех отчетов за прошлый год. И вечером лично доставите мне в поместье. Да, и где ваш шеврон? Немедленно одеть!
Когда капитан начинал называть Ренджи на «вы» и говорить «Абарай-фукутайчо» Это означало, что спорить не только бесполезно, но и опасно. Поэтому, как только за начальством захлопнулась дверь, Ренджи обреченно вздохнул и пошел за прошлогодними отчетами.
-Черт! Да я не управлюсь и за неделю! - Ренджи тоскливо посмотрел на стопки с отчетами,- Рыжий волос... Все из-за этого придурка Ичиго!
"Может, стоит кого-нибудь попросить помочь мне," - Ренджи задумался, прокручивая в уме все варианты, но с этой мыслью пришлось расстаться, представив, в каком гневе будет Кучики-тайчо если узнает, что он делал задание не сам.
-Да, Ичиго, отныне ты ночуешь в поместье, - так закончив свой внутренний монолог, Ренджи сел за работу, обложив себя отчетами.

Когда на небе появился тусклый полумесяц, лейтенант встряхнул руки, посмотрел на таблицу, написанную корявым почерком, и сам себе сказал:
-Ну вот вроде и все, думаю, сойдет, - посмотрел на стопку отчетов,- а это, наверное, лучше спрятать!
Ренджи медленно шел по улицам Сейрейтея, было уже тихо, только изредка доносился гул разговоров и приглушенный смех.
Остановившись перед поместьем клана Кучики, Ренджи вздохнул и зашел во внутрь. Пройдя через большой старый сад, он увидел невдалеке фигуру капитана, который смотрел на звездное небо. Ренджи стало интересно узнать, о чем думает капитан, когда смотрит на небо и звезды, он остановился, посмотрел вверх, непонимающе пожал плечами и крикнул:
-Кучики-тайчо! Я выполнил ваше задание! Вот! - Ренджи поднял вверх руку и победно потряс таблицей.
Капитан шестого отряда резко повернулся, посмотрел на него и тихо сказал:
-Не смотря на то, что ночь, он как всегда шумит!
Он принял бумаги из рук лейтенанта, даже не взглянув. И тут же молча кивнул, отпуская его домой. Но Ренджи не спешил уходить.
- А что вы здесь делаете, тайчо? - вопрос был не очень вежливый и он постарался произнести его заранее извиняющимся тоном.
- До того, как ты пришел, я наслаждался чудесным вечером, - сказал ровным голосом Кучики. Ренджи сморгнул - ему показалось или капитан пошутил?
- Ну, уж извините, если я вам помешал, - сказал он, без всякого раскаянья в голосе.- И все-таки, вы куда то собираетесь?
- Почему ты так решил?
- Потому что вы одеты в форму, а обычно так поздно вечером вы уже в юката. Но вы без хаори, кейсенкана и Гинпаку, значит, вряд ли выходите из дома. Вот мне и любопытно, вы уж извините.
- Да, Ренджи, твои дедуктивные выводы верны. Я не собираюсь выходить из поместья, - и капитан замолчал, не собираясь вдаваться в дальнейшие объяснения.
И Ренджи не оставалось ничего, как просто стоять рядом или уйти, но тут появился слуга с круглым фонарем в руках. Он с поклоном подал его хозяину и почтительно удалился.
Кучики повернулся и пошел по дорожке, а его лейтенант поспешил за ним.
- Кучики-тайчо, а можно мне с вами?
Бьякуя обернулся и скептически посмотрел на Абараи, как будто что-то обдумывая про себя.
- Ну, хорошо, можешь меня сопровождать, - он милостиво согласился и сунул фонарь ему в руки.
Приободренный разрешением, Ренджи спросил:
- А куда мы идем, тайчо?
- Мы идем в подземелье под главным домом.
- Подземелья? Под домом есть подземелья?
- Да, Ренджи, поместье очень старое, под ним за многие века, для разных целей построена целая сеть подземелий. Она так велика и разветвлена, что никто не знает точного плана. И поскольку там очень легко заблудиться, используется только небольшая часть под главным домом.
- Ого! Так мы туда и идем? А зачем?
- Последнее время, слуги стали бояться туда заходить. Говорят, что оттуда по ночам слышно звон оружия и доспехов, стоны и крики о помощи.
- То есть, у вас в подвале водятся привидения? - глаза Ренджи удивленно округлились.
- Ренджи, мы в мире мертвых, откуда тут привидения? Все эти разговоры просто суеверная чушь. Никаких привидений вообще не существует. Просто болтают невежественные слуги.
- Да, наверное, в мире живых некоторые тоже так считают. Но в их мире они все-таки существуют.
- А в нашем это невозможно. Хотя с другой стороны, все-таки стоит спуститься и посмотреть, в подвалах хранится великое множество древних артефактов. Есть странные вещи, назначение которых, сейчас уже не известно. Так что лучше все проверить.
- Так вы решили спуститься туда, просто чтобы проверить? - Ренджи очень хорошо знал своего капитана и понимал, что без серьезных причин он бы не пошел ночью в подвал.
- Нет, не совсем. Сегодня потерялся мальчишка-слуга. Его послали в подвал, и он не вернулся.
- Не вернулся? - Ренджи удивленно посмотрел на своего капитана.- То есть он пропал? Но может, он просто сбежал играть со своими друзьями, а вовсе не потерялся в подвале?
Но на самом деле вариант о привидениях был интереснее и волновал Ренджи гораздо больше, он вспомнил как Ичиго рассказывал ему разные ужасные истории, которые так любили на грунте.
-Ренджи, конечно такая возможность существует, но...- капитан не успел договорить, и его перебил нетерпеливый лейтенант.
- Кучики-тайчо, я и один могу справиться и найти вашего слугу!- и он подтвердил свои слова решительным кивком головы и легким ударом кулака в грудь.
- Нет, Ренджи, тогда ты тоже потеряешься, и мне все равно придется туда спускаться, так что, мы идем вместе. Конечно, если мысль о призраках тебя не пугает,- и капитан прошел мимо Ренджи.
-Тайчо, давайте я пойду впереди, и буду освещать дорогу - сказал Абарай и на пару шагов обогнал капитана.
Обойдя дом, они остановились возле массивной двери, Кучики толкнул тяжелые створки, и Ренджи увидел лестницу, которая вела далеко вниз. Он поднес фонарь, который осветил первые пять ступенек. Спустившись немного ниже, Ренджи крикнул:
-Эй!ЭЙЙЙЙЙ! - он сделал паузу в надежде, что ему кто-нибудь ответит.
Но в ответ раздалось только эхо, многократно повторившееся в каменных сводах. Кучики устало вздохнул и покачал головой.
-Ренджи, не стоит так шуметь,- и медленно стал спускаться по лестнице.

Они спустились на небольшую каменную площадку. Вправо и влево расходились темные с низкими сводами коридоры, там, где падал свет, было видно ящики и корзины, видимо здесь хранилась всякая всячина. Но все выглядело чисто и опрятно, было видно, что за этим местом следят. Ренджи взглянул на капитана в ожидании приказаний и замер. В неясном свете бумажного фонаря Бьякуя сам казался эфемерным или даже сказочным существом. Черная форма скрывала очертания фигуры, и из темноты выступало только прекрасное лицо, а игра теней делала картину необыкновенно загадочной. Бьякуя повернул голову, и отблеск света заиграл в всегда таких холодных глазах, делая его лицо таким, что Ренджи вдруг, до дрожи в коленках, захотелось его поцеловать. Прядь волос скользнула по щеке, и капитан поднял руку поправить ее, и в это мгновение Ренджи показалось, что он улыбнулся, причем не просто улыбнулся, как иногда делал, когда думал, что никто не видит, а улыбнулся именно ему, Ренджи. Лейтенант был так потрясен этим чудесным видением, а в том, что это именно видение или даже возможно галлюцинация, Ренджи ни на секунду не сомневался, что фонарь в его руке задрожал.
- Ренджи, думаю, для начала стоит осмотреть эту часть подвалов. Скорее всего, мальчишка потерялся там, поскольку послали его именно туда.
Они быстро осмотрели первые две комнаты, но Ренджи уже и так понял каким-то шестым чувством, что в ближайших комнатах никого нет. Они осматривала их одну за другой, но не только не нашли мальчишку, но даже не слышали никаких посторонних звуков.
- Ну, вот видишь, - голос капитана эхом отдавался от стен, - никакого лязга оружия, никаких предсмертных стонов.
- А эта дверка так и должна быть открыта? - Абараи показал на небольшую незаметную дверь в стене.
- Нет. Странно, вряд ли ее мог открыть этот мальчик.
- Это точно, посмотрите какой тут серьезный замок, и он не взломан. Думаю, стоит спросить про пацана у человека, у которого хранятся эти ключи.
- Не думаю, что это что-то прояснит, потому что эти ключи хранятся у меня. И предупреждая твой следующий вопрос, нет, их не украли, вот они, - и капитан вытащил из-за пазухи связку ключей.
- Ну, тогда это становится интересно. А что там находиться?
- Там хранятся разные вещи, старое оружие, доспехи, некоторые книги, в общем, всякий старый хлам.
- Тогда зачем же его так прятать? - Ренджи показалось, что капитан чего-то недоговаривает.
- Дело не в вещах, дело в том, что оттуда есть несколько проходов, которые ведут в старые подземелья, а вот оттуда можно и не вернуться. Они так велики, что никто не знает их расположения. Поэтому эта дверь всегда закрыта.
- Ну, что же, придется проверить, - и Ренджи, низко наклонив голову, шагнул в дверной проем.

Он прошел немного вглубь комнаты, освещая пространство тусклым светом фонаря. В комнате находился действительно хлам. Почти развалившиеся стеллажи, на которых лежали стопки бумаг, книги, которые обросли не одним слоем пыли, под ногами множество ящиков и коробок. Ренджи усмехнулся и уже хотел сказать, что не думал, что в поместье Кучики, даже в подвале, может быть такой беспорядок, но резко развернувшись, налетел на капитана. Кучики-тайчо тоже не ожидал, что лейтенант вздумает повернуться, и они практически столкнулись, застыв в нескольких сантиметрах друг от друга. Неловкость ситуации придавал еще тот факт, что Ренджи выронил из рук фонарь и тот, упав на пол, погас.
Тяжело дыша, то ли от того, что ему было неудобно за свою неуклюжесть, то ли от того, что он оказался настолько близко к своему капитану, рыжий почувствовал, что его сердце начинает биться все быстрее и быстрее. Кровь разгонялась в жилах и с шумом стучала в висках. Он с ужасом подумал, что капитан просто не может не слышать, как дико бьется его сердце. И единственное, что хоть как то спасало ситуацию, было то, что после того как фонарь потух, стало совершенно темно и, следовательно, Кучики не мог видеть жаркого румянца, который, как чувствовал лейтенант, заливал его лицо и уши. Кучики-тайчо сделал шаг назад, но оступившись обо что-то лежавшее на полу, пошатнулся.
-Тайчо!- предупредительно крикнул Ренджи, резким движением схватил Бьякую поперек пояса и невольно прижал к себе.
Лейтенант сквозь слои одежды почувствовал, как стучит чужое сердце. У него даже дыхание перехватило от этого странного незнакомого чувства, как будто раньше он и не догадывался, что в груди у Кучики бьется настоящее живое сердце, а сейчас оно стучит прямо напротив его собственного, да так сильно, как будто пытается вырваться из груди.
И у него уже голова кружилась от легкого запаха жасмина, от того, что он обнимал тонкую талию своего капитана одной рукой, крепко прижав к себе. Он поверить не мог, что фактически держит в объятиях Кучики, чувствует под своей рукой острые косточки позвоночника, и между их телами всего тонкая ткань. Стало жарко, темнота обострила все чувства, и он понял, что стоит Бьякуе всего немного поднять голову и их губы встретятся.
Но, конечно же, тот этого не сделал. И в темноте прозвучал тихий голос:
- Ренджи, ты уже можешь меня отпустить.
Он почувствовал дыхание на своей шее, и чувство близости стало невыносимо. Ренджи нагнул голову, надеясь в этой темноте найти желанные губы.
- Абараи-фукутайчо... - в голосе уже послышалась легкая угроза, и лейтенант выпустил своего командира из крепких объятий.
- Простите, тайчо, я нечаянно...
В темноте вспыхнул маленький шарик кидо, освещая комнату красноватым магическим светом.
Бьякуя приподнял руку, заставив шарик повиснуть в воздухе на уровне их голов. И отвернувшись, что бы скрыть смущение от неловкой ситуации, пошел вперед.
Слева был проход в другую комнату или коридор.
- Думаю, стоит пройти туда, - сказал Кучики и показал на темный проем.
Они пошли по одному коридору, затем спустились по лестнице и попали в следующий. Нигде не было никаких следов появления тут человека последние двести лет.
- Знаете, тайчо, если бы парень тут был, мы бы увидели его следы, здесь столько пыли, что он бы наследил не хуже, чем на свежевыпавшем снегу.
- Да, согласен, пожалуй, мы зря его тут ищем. Думаю, будет лучше вернуться.
И не успел капитан договорить, как из темноты послышались тихие, но очень странные звуки. Ренджи замер, подняв вверх указательный палец.
- Вы слышали, тайчо? - зашептал он, как только все стихло. - Эти звуки, они похожи... на лязг мечей.
Бьякуя молчал, внимательно и сосредоточено вслушиваясь в напряженную тишину. Откуда ни возьмись, появился порыв ветра, принесший тошнотворный тяжелый запах. Шинигами многое повидали на своем долгом веку, а спутать этот запах, хотя бы раз его почувствовав, не возможно. Запах гниения, тлена и разлагающейся плоти.
- Чувствуете? - одними губами прошептал Ренджи.
- Да, - наконец заговорил капитан, - я чувствую. Это очень странно. Хотя тут храниться столько странных вещей, что даже не знаю...
- Выглядело так, как будто двое сражаются на катанах. И этот запах... Но разве это возможно. Может, ваши слуги не врали.
- Не знаю, наверняка есть разумное объяснение. Ты же не веришь во все эти предрассудки с духами?
- Но, тайчо, этот запах, как будто бы кто-то сдох.
- Может ты и прав, наверное, это крысы. В любом случае, я не верю в привидения.
Но по выражению лица своего лейтенанта, Кучики понял, что тот не разделяет его уверенности и вполне допускает возможность потустороннего происхождения странных звуков и запахов.
- Ну, что же, пойдем, проверим, что за привидения такие поселились в моём поместье.

Они шли по длинному сводчатому коридору, по очереди осматривая каждую комнату. Абараи вошел в одну боковую дверь и огляделся в неверном свете капитанского кидо.
Вдруг, в глубине темной комнаты, Ренджи почудился смутный силуэт. Он шагнул ближе, что бы рассмотреть его получше, и почти ясно увидел темную высокую фигуру. Предательский липкий ужас накатил волной и сдавил горло. Лейтенант вытащил зампакто, еще не понимая, от чего собирается защищаться. Странная фигура в темноте повторила его движение, и он с удивлением заметил, что смутное видение, как будто сотканное из сочетания полусвета и полутеней, напоминает его самого. Неясная догадка промелькнула в голове, и он шагнул вперед, а за ним последовал и кидошный огонек, освещая большое старинное зеркало прислоненное к стене. Оно было огромное, больше, чем в человеческий рост, все покрытое патиной и паутиной, от чего отражение получалось размытым и нечетким. Ренджи облегченно вздохнул и вложил Забимару в ножны.
- Черт, испугался собственной тени, хорошо еще, что капитан не видел, - пробормотал он себе под нос и поднес руку, дотрагиваясь до тусклой зеркальной поверхности кончиками пальцев. А затем стер ладонью вековой налет и ближе посмотрел на свое отражение. И вдруг в ужасе отшатнулся. По его лицу, смотрящему из зеркала, текла струйка почти черной в темноте крови. Инстинктивно он прижал пальцы ко лбу, и его отражение размазало кровь по руке. Все еще пытаясь совладать со страхом, он перевел взгляд на ладонь, и она оказалась чистой, без малейших следов крови. Он опять посмотрел в зеркало и по тому месту, где только что была струйка крови, пошла трещина, она понемногу увеличивалась с мерзким сухим треском, будто бы кто-то царапал железом по стеклу. Она наискось пересекала лицо, как страшный уродующий шрам.
И тут, его окликнул спокойный голос капитана:
- Ренджи, ну что, здесь ты нашел что-нибудь?
Ренджи обернулся, диковато посмотрев на капитана.
- Да, вот... нашел зеркало... - он повернулся обратно к стене и увидел, что зеркало совершенно целое, никаких трещин и отражение совершенно нормальное, разве что его лицо немного бледнее обычного.
- Зеркало это хорошо, но мы тут не за этим, - и Кучики пошел дальше по коридору. Лейтенант еще раз бросил взгляд на странную вещь, выругался и последовал за капитаном.

Они свернули уже в четвертый по счету коридор, когда вдруг в боковом ходу мелькнул какой то отблеск и послышался шорох ткани. Через секунду стал слышен звук легких шагов.
" Как будто, женщина идет в длинном кимоно", - подумал Ренджи. Звук повторился и, не собираясь больше ждать в неизвестности, лейтенант бросился за угол.
- Ренджи, стой! - услышал он сзади предостерегающий голос капитана.
Но Кучики последовал за ним, и теперь они оба стояли в большой комнате. Судя по кольцам, вделанным в стену, это когда то была камера. Естественно никакой женщины тут не было.
Но вдруг раздался громки скрип и скрежет, в котором не было ничего потустороннего, потому что огромная каменная стена вдруг сдвинулась с места и быстро опустилась закрывая выход.


Оба шинигами стояли в середине комнаты и, не понимая, что происходит и удивленно смотрели на опустившуюся стену . Первым отмер Ренджи и кинулся к выходу, но было уже поздно что либо предпринимать, каменная стена с грохотом закрыла выход, плотно вошла в прорезь в полу, не оставив ни малейшей щелки. Стены будто слились воедино. Он растеряно посмотрел на капитана. Кучики-тайчо оглянулся по сторонам, подошел к стене, приложил руку и немного устало вздохнул.
-Что произошло, тайчо? - Ренджи непонимающе следил за действиями своего капитана, который шел вдоль стены, внимательно оглядывая ее.
- Вы думаете, здесь есть какой-то секрет открывающий дверь изнутри? Или вы ищете другой выход? И что, черт подери, все-таки произошло?
- Полагаю, мы заперты внутри этой камеры. И нет, я не думаю, что есть другой выход. Ты ничего не чувствуешь?
Ренджи почесал затылок и пожал плечами.
-Я так и думал, - и Бьякуя вздохнул.
-И что вы подумали? Может и мне объясните?
-Мы с тобой в камере, стены которой поглощают рейтсу. Посмотри внимательнее, стены облицованы белым камнем секки, таким же как и тот из которого построена Башня Раскаянья. И если бы не был так взволнован последними событиями, то ты бы заметил, что твоя духовная сила подавлена.
Ренджи прислушался к своим ощущениям. Было пусто, словно музыка звучащая всегда тихим почти незаметным фоном в его голове вдруг замолчала. Не долго думая, он вытащил меч и мысленно призвал Забимару. Меч в его руке не изменился. Тогда лейтенант немного испугано посмотрел на своего капитана и сказал вслух:
- Реви, Забимару.
Но в руке у него так и осталась обычная катана.
- Вложи меч в ножны, ты не дозовешься Забимару, ты не можешь пользоваться здесь духовной силой.
- Но капитан... А как же тогда ваше кидо? Оно не потухло, - и он показал на маленький светящийся шарик висящий между ними.
- Ну, думаю дело в том, что эта камера не рассчитана на уровень капитана, и поэтому малой частью своей силы, я все таки пользоваться могу.
- Так попробуйте ударить в стену.
- Хорошо, я попробую, отойди ко мне за спину.
И вытянув руку вперед, скомандовал:
- Путь разрушения 33, Соукатсуи!
Но с указательного пальца капитана сорвался лишь небольшой язык пламени.
- Как видишь, все на что хватит моего рейатсу, это осветить нашу тюрьму, - и шарик взмыл выше, заливая помещение красноватым светом. Камера была меньше, чем им показалось вначале, по периметру на уровне пояса в плиты были вставлены железные кольца, с некоторых из них свисали старинные массивные цепи.
Ренджи внимательно огляделся и сказал:
-То есть, получается, что мы с вами заперты в этой чертовой комнате, из которой неизвестно когда выберемся?
- Получается так.
- Интересно, для чего предназначена эта комната? По виду тюрьма.
- Думаю, так оно и есть. Я думаю, это старинная камера для содержания провинившихся шинигами.
-Старинная? Вы думаете ею уже не пользуются?
- Нет, Ренджи, я знаю, что ей уже не пользуются. Я даже не знал о ее существовании. Ведь если вход закрыт, то со стороны коридора это выглядит как обычная стена, и возможно с тех пор как ее закрыли в последний раз, никто и не подозревает что эта камера здесь находиться. Хотя, я еще ребенком слышал легенды о тайных комнатах и камерах в подземелье, но никогда не думал, что убедиться в их правдивости мне придется на собственном опыте.
- Как вы думаете, тайчо, мы тут надолго?
- Не знаю, Ренджи, может даже и навсегда!- и Кучики мрачно посмотрел на своего лейтенанта..
"Навсегда..." пронеслось в голове Ренджи. Он, конечно, допускал мысль о смерти вместе со своим капитаном, но в бою, а не в камере от голода и жажды.
-Не говорите так, Кучики-тайчо, мы не можем вот так глупо умереть! Неужели мы, два таких сильных шинигами, погибнем в этой норе, как какие-то крысы!
- Мы не в силах выбирать сами себе свою смерть,- и Бьякуя посмотрел на лейтенанта.
- Нет, я не позволю вам погибнуть! Мы обязательно выберемся!- и Ренджи направился туда, где раньше был выход.

Прошло не менее получаса, пока Ренджи не убедился, что стену не сдвинуть. Еще час ушел на то что бы внимательно изучить стену на предмет скрытых потайных механизмов открывающих выход. Все было тщетно. Все это время Кучики-тайчо сидел на пятках посередине комнаты и внимательно следил за действиями своего упрямого подчиненного. Когда же тот выдохся и тяжело дыша прижался лбом к холодному камню, внимание капитана сосредоточилось на изучении скудной обстановки их темницы. Хотя, кроме железных колец в стенах и цепей, на первый взгляд ничего не было, но приглядевшись можно было заметить следы давнего присутствия человека. В одном углу валялись какие-то полуистлевшие тряпки, не далеко от них лежала старая пиала. И Бьякуя уже подумал, что стоит обследовать и дальние темные углы, когда услышал голос лейтенанта.
- Я все испробовал, я очень внимательно смотрел, ничего нет, тайчо, простите меня.
- Тебе не за что просить прощения, ты не виноват.
- Нет, виноват, это я свернул в этот проход, а вы пошли за мной. Если бы я только этого не сделал...- в голосе фукутайчо послышался едва сдерживаемый гнев.
- Ренджи, с тем же успехом можно винить меня, за то, что вообще решил сюда спуститься.
- Нет, капитан, это все из-за моей беспечности, из-за этого я обрек вас на долгую и мучительную смерть, - голос Ренджи звучал совсем глухо и он, чтобы дать выход своему гневу и злобе, со всей силы ударил кулаком в стену.
- Ну, если это тебя успокоит, возможно, смерть уж и не будет такой долгой.
- Вы думаете? Сколько мы можем прожить без воды? Пять дней, неделю?
- Думаю, столько времени не понадобиться, потому что мы умрем через несколько часов от удушья.
Смуглое лицо лейтенанта стало бледным даже в красноватом свете кидо. Он открыл было рот, что бы что-то сказать, но так и не проронил не звука.
Капитан встал и подошел к потрясенному лейтенанту.
- Послушай, Ренджи, мы долго служили вместе и я знаю, что ты не из робкого десятка, но понимаю, что вот так, узнать как и когда ты умрешь, это испытание...- но договорить он не успел, потому что Ренджи поднял руку, указывая куда-то за его спину. Кучики обернулся и как раз вовремя, что бы увидеть у дальней стены, странную полупрозрачную фигуру женщины, как будто бы сотканную из бесплотного серого тумана. Она стояла, прижав руки к груди, и смотрела на мужчин с такой тоской и отчаяньем, что даже у хладнокровного Кучики ком подступил к горлу. А впечатлительный и простодушный Абараи и вовсе лишился дара речи.
Мгновенье фигура парила в воздухе, но вскоре поднеся одну руку к губам, растаяла.
Потрясенные шинигами так и остались стоять, смотря на место, где только что был призрак.
Первым оправился Ренджи.
- Так вы говорите, тайчо, что привидений не бывает?
- Даже не знаю, что сказать... Но наверняка этому есть объяснение...
- Думаю, объяснение такое же, как и у призраков, бродящих в царстве живых.
Бьякуя внимательно оглянулся, посмотрев по сторонам.
- Возможно, она не может покинуть эту камеру по той же причине что и мы?
- Вы хотите сказать, что она не может пройти сквозь стены?
- Я хочу сказать, что ее дух удерживает белый камень. Возможно, именно поэтому она не может переродиться в мире живых.
-Тайчо, то есть после нашей смерти мы тоже останемся здесь такими вот призраками? - Ренджи абсолютно не радовал такой исход, а все его попытки выбраться тоже ничего не принесли. Злость и ярость все больше охватывали его, он выхватил катану и изо всех сил ударил о стену.
- Это бесполезно, Ренджи - Кучики попытался схватить Ренджи за руку, но тот, не отдавая отчет в своих действиях, оттолкнул капитана. Бьякуя отступил, и лейтенант повернулся и непонимающе на него посмотрел.
- Какого черта, тайчо! Как вы можете оставаться таким спокойным?
- Абарай-фукутайчо! Я приказываю вам вложить меч в ножны!- строго сказал Бьякуя и нахмурился. - Пожалуйста, Ренджи, давай будем сохранять спокойствие! Я сам не могу в это все поверить, но как бы то ни было ситуация сложная, а если мы не будем контролировать свои эмоции, может быть только хуже!
-Да куда уж хуже!- Ренджи не смотря на слова капитана было тяжело сдержаться.
Кучики схватил его за косоде и притянул к себе, заглянул в полные отчаянья глаза и, громче обычного, сказал:
- Держи себя в руках! - и так же неожиданно отпустил.
Кучики прекрасно знал своего лейтенанта, и встряска хорошо подействовала, Ренджи отошел в сторону и сел на пол. Прошло какое то время, и он спокойным голосом сказал:
- Кучики-тайчо, спасибо вам, я ...- но он не договорил, замер и весь поджался. Он вдруг почувствовал, как леденящий холод сковывает все его тело, жуткая невыносимая тоска сжала сердце, как будто сама смерть схватила его своими крючковатыми пальцами. И тут он услышал жуткий, переходящий в визг женский крик. Ему захотелось закрыть уши руками, но тело не слушалось, а еще через мгновенье, обессиленный от смертного ужаса шинигами понял, что этот потусторонний крик звучит в его голове. Ренджи попытался пошевелить губами, предупредить капитана об опасности, но не мог издать даже стона. А Кучики смотрел на него растерянно, явно не понимая странной оцепенелости лейтенанта.
Тем временем глаза Абараи обрели совершенно дикое от ужаса выражение, и капитан наконец-то увидел причину страшного потрясения лейтенанта. Прямо из каменной стены появилась бледная рука, с колышущимися и неясными очертаниями, ткань призрачного серого рукава спадала складками, открывая острый локоть. Тонкие пальцы провели по щеке и скуле лейтенанта, стали спускаться на шею и глаза Ренджи начали закатываться, а все его тело забилось в конвульсии. Не помня себя от ужаса, Бьякуя кинулся к своему лейтенанту, схватил за плечи и буквально вырвал из страшных объятий.
По инерции они оба упали, но Кучики тут же вскочил и потянул вверх уже немного пришедшего в себя Абараи. Тот нетвердо стоял на ногах, но попытался плечом закрыть своего капитана от призрака, появляющегося прямо из каменной кладки.
Из странного стелющегося по стене тумана постепенно выступали неуловимые очертания женской фигуры. Женщина была невысока ростом и удивительно красива, какой-то странной посмертной красотой. Ее лицо напоминало скорее маску, благодаря истончившимся неживым чертам. У нее был высокий бледный лоб, виски и глазницы запали, и глаза смотрели из черных провалов. Сами глаза были пустые, неживые, казалось без зрачков, настолько остекленевшим был взгляд. Увядшие губы изогнулись в скорбной улыбке. Длинные черные волосы спадали почти до колен, тусклыми неровными прядями. Она медленно протянула худую руку, раздвинула бескровные губы, словно силилась что-то сказать, и, скользя над полом, двинулась к застывшим шинигами. Ренджи невольно подался назад, но призрак остановился прямо перед ним. Парящая в воздухе рука задрожала, как в лихорадке и указала на лейтенантский шеврон Абараи, повязанный вокруг предплечья. Видение вдруг пошло зыбью, затем крупными волнами и вдруг рассеялось в серый туман.
Шинигами еще долго стояли в тишине, не в состоянии вымолвить и слова. Первым молчание нарушил Ренджи.
- Я никогда не испытывал такой жути, тайчо.
Кучики-тайчо молчал, он все еще не мог отвести глаз от того места, где недавно был призрак женщины. Мысли смешались, хладнокровный разум капитана не находил рационального объяснения произошедшему. Капитан не мог прийти в себя от потрясения, он много видел за свою жизнь в Сейретее, но то что произошло сейчас не поддавалось никакой логике.
-Тайчо... Кучики-тайчо - осторожно позвал Ренджи, дотрагиваясь до плеча капитана.
-Ты прав, я тоже не испытывал такого... И все-таки в ее действиях есть какой-то смысл. Шеврон...вот в чем дело,- Бьякуя опустился на пол, поднес ладони к лицу, пальцами провел по глазам и посмотрел на своего ошарашенного лейтенанта, который разглядывал свой шеврон.
- А причем тут мой шеврон?
- Думаю, он ключ к разгадке,- сказал Кучики.- Возможно, я догадываюсь, чей это призрак.
- То есть вы знаете кто эта жуткая красавица?
-Да, только давай договоримся, все вопросы после того, как я тебе расскажу!
- Все, молчу.
- Это было очень давно и уже на протяжении многих столетий эта легенда передается в клане Кучики. Я был очень молод, когда впервые ее услышал, всех подробностей я теперь уже не помню. Эта легенда о Тсубаки-химе, принцессе, которая принадлежала роду Кучики. Она была влюблена в простого шинигами, и родители были против их любви. И вот однажды она бесследно пропала. Все думали, что она сбежала вместе со своим возлюбленным, но оказалось, что в день ее исчезновения его убили в бою с пустыми. Думаю, с ней мы сегодня и встретились.
Ренджи слушал, и по его коже пробегала нервная дрожь, то ли от печальной легенды, то ли от пугающе спокойного голоса капитана.
-А причем тут шеврон?- Ренджи вопросительно посмотрел на Бьякую, он подумал, что капитан уже закончил свой рассказ, и он вполне может задать вопрос.
- На твоем шевроне изображена камелия - тсубаки, - пояснил Кучики.
- А, ну конечно же! Как романтично, - улыбнулся Ренджи, но встретив глазами взгляд капитана, сразу стал серьезным - И что нам делать? Ждать следующего появления Тсубаки-химе?
- Думаю, да. Мы должны помочь ей переродиться в мире живых. Наверное, это можно сделать, приложив к её груди касира зампакто, по аналогии с тем, как мы отправляем потерявшиеся души из мира живых в Сообщество душ. Надеюсь, остатков моей духовной силы будет для этого достаточно.
- Может это она нас сюда завлекла, чтобы мы освободили, и отпустит когда все закончиться? - Ренджи подумал, что в фильмах, которые они с Ичиго смотрела на грунте, обычно все так и происходило. Герои давали возможность беспокойному духу обрести покой и все их неприятности тут же заканчивались. Но Кучики-тайчо был иного мнения.
- Вряд ли она могла закрыть стену. Так что не стоит надеяться.
Они еще немного посидели в молчании.
- А как вы думаете, почему она здесь умерла? Неужели ее уморили ради чести клана?
- Не думаю, - и во взгляде Кучики появился гнев, - ты считаешь, что все аристократы такие злодеи? Нет, разочарую тебя, она умерла тут по своей воле. Видимо это место было выбрано для встречи беглецов, так как скрывало рейатцу. Но он не пришел, потому что погиб в бою. А она предпочла смерть в ожидании своего возлюбленного, жизни без него.
- Почему вы так уверены, тайчо?
- Не важно, давай просто подождем ее нового появления.
Ренджи сел на пол рядом со своим капитаном и обнял колени руками. Немного посидев так, он положил подбородок на колени и задумчиво произнес:
- Думаю, вы правы насчет этой принцессы. Не знаю, заметили ли вы, но вы с ней немного похожи. Наверное, при жизни они была так же красива, как и ...
И опять Ренджи прервало появление призрака. Сначала повеяло холодом, как будто в стужу распахнули окна. Затем появился серый туман и из него, как и раньше выступили эфемерные очертания мертвой принцессы. Фигура отняла руки от груди и застыла перед вскочившим на ноги Кучики. Ренджи тоже поднялся, теперь он не чувствовал страха.
Бьякуя склонился в глубоком поклоне.
- Ведь мы имеем честь лицезреть Тсубаки-химе из рода Кучики?
Фигура согласно качнула головой.
- Тогда простите нас, Тцубаки-сама, что ждали нас так долго, - и Бьякуя, подняв голову, обнажил Сенбонзакуру. Девушка развела руки, как будто собираясь взлететь, и Бьякуя перевернув меч в руке рукоятью вперед, приложил его к груди призрака. Тут же все видение как будто наполнилось светом, который вырвался за пределы иллюзорного тела и разлился по камере. На мгновение принцесса стала такой, какой, наверное, и была при жизни. Черные волосы стали блестящими и шелковистыми, кожа разгладилась и порозовела, глаза ожили, словно она очнулась ото сна, губы стали по детски-полноватыми, и красавица улыбнулась. Фиалковые глаза посмотрели с благодарностью, и в это же мгновенье душа девушки превратилась в алмазную пыль. Она прощально сверкнула каждой своей крохотной частичкой и исчезла без следа вместе с сиянием.

-Я был прав...- прошептал Ренджи - она так же прекрасна, как...
-Как что? - договорил за лейтенанта Кучики-тайчо.
- Как кто! Вообще то, я имел в виду вас, Кучики-тайчо - ответил лейтенант, пытаясь не смотреть на своего командира.
Капитан поднял на него удивленный взгляд, но тот понял, что разговор принимает странный оборот и, отвернувшись, подошел к двери.
-Черт! Я надеялся, что если мы освободим ее душу, дверь откроется!- и пнул ногой по стене.
-Тайчо! Если мы с вами умрем, то и мы будем вот так же ждать своего освобождения сотни лет? Но если вы умрете раньше меня, я обещаю, что помогу вам переродиться в мире живых,- и лейтенант шестого отряда выдавил улыбку.
-Хочу тебе сказать, если это была шутка, она не совсем удачна,- капитан устало сел на пол и облокотился о стену.
Ренджи подошел и сел рядом.
-Кучики-тайчо, как вы думаете, нам еще долго осталось до...
-Может, поговорим о чем-нибудь другом?- Бьякуя закрыл глаза и повернул голову в сторону Ренджи.
- Вы правы… Да, вот скажите, когда мы вместе переродимся на грунте, мы забудем друг друга? - фукутайчо вскинул руки наверх и скрестив их за головой и тоже закрыл глаза.
Повисла тишина, которую нарушил Ренджи:
- Представить себе не могу, что я пройду мимо, даже не узнав вас.
- Если у тебя будет такой же цвет волос, думаю, я не смогу тебя не узнать, - Бьякуя улыбнулся уголком губ, - хотя с сожалением должен сказать, что память о предыдущих воплощениях у людей не сохраняется.
- С сожалением? Значит, вы сожалеете, что забудете меня? - Ренджи тоже улыбнулся, но широко, как он улыбался обычно. - Ну, признайтесь, тайчо, вам меня будет не хватать!
- Ну, может совсем чуть-чуть.
- А может быть, мы на грунте будем жить рядом, может даже в одном городе или на одной улице, - продолжил фантазировать Ренджи.- А если мы возродимся в одно время, значит, мы будем ровесниками, и даже возможно будем вместе учиться. Вот было бы здорово, мы могли бы быть одноклассниками, тайчо! И тогда бы я всегда вас защищал...
- Ренджи, с твоим полным отсутствием самоконтроля, ты наверняка будешь прогульщиком и двоечником, - принял Бьякуя игру.
- Ну а вы-то уж точно будете отличником, и девчонки будут от вас без ума.
- Ну, Ренджи, девушки чаще предпочитают "плохих парней", так что у тебя будет не меньше поклонниц.
Ренджи на это ничего не ответил, лишь повернулся и стал пристально смотреть на бледный профиль капитана.
- Знаете, тайчо, может и хорошо, что так случилось? Может так и должно быть.
- О чем это ты? - Кучики удивленно посмотрел на лейтенанта.
- Знаете, я всю жизнь хотел кем-то стать. Сначала шинигами, потом поступить в Готей-13, затем стать сильнейшим, превзойти вас. А вот теперь, когда мне жить остался час, может два, я хочу понять, кто я есть. Кем я был всю жизнь и кем стал благодаря встрече с вами. И кажется, я знаю. И жалею только об одном, что потратил так много времени напрасно. Надо было сделать это сразу, как только я все понял.
И Ренджи наклонился к самым губам капитана и прижался к ним, вкладывая в этот поцелуй всю свою страсть и отчаянье. Кучики хотел было отстраниться, но лейтенант схватил его за плечи, и вжал в стену.
- Даже не пытайся вырваться, здесь твоя духовная сила не действует, а я физически сильнее. И ни за что на свете, я тебя не отпущу.
- Ренджи...- полузадушено прошептал Бьякуя, лейтенант так прижал его к стене, что он еле мог вздохнуть, - пусти...
- Что бы ты ни говорил, что бы ни делал, я не отпущу...
- Ты с ума сошел... Это от недостатка кислорода... - пытался образумить лейтенанта Бьякуя.
- Ну и пусть, мне все равно, я так хочу тебя... всегда хотел...
- Бьякуя... - прошептал Ренджи и еще крепче сжал объятия.
Кучики двумя руками уперся в плечи лейтенанта, пытаясь оттолкнуть его от себя. Но Ренджи был слишком силен, и все попытки хоть как-то освободиться от медвежьих объятий были тщетны.
Когда Ренджи рукой отбросил пряди темных волос с капитанской шеи и провел языком по подбородку, Бьякуя тихо, шепотом сказал:
- Ренджи... ты должен сдержать свою страсть... нельзя все списать на…- жаркие губы лейтенанта не дали возможность договорить. Но когда Ренджи отпустил неподвижные, но такие желанные губы капитана, он посмотрел ему в глаза и сказал:
- Страсть? Ты так и не понял, это не минутное желание, и это не из-за недостатка воздуха. И я слишком долго сдерживал себя, поверь, тут со мной мало кто сравнится. А зачем? Зачем ждал так долго? Зачем терпел, обманывал сам себя. А вот теперь мне все предельно ясно. Все так просто.
- Так просто,- продолжал Ренджи, - провести рукой по твоим волосам.
И он поднял руку и погладил длинные шелковистые волосы, пропуская пряди сквозь пальцы.
- Так просто, погладить по щеке, по твоим всегда плотно сжатым губам.
И он отпустил волосы и провел тыльной стороной ладони по скуле капитана, и большим пальцем по его губам, еще и еще раз, с небольшим нажимом заставляя их раскрыться.
- Так просто, поцеловать тебя. Это так естественно и приятно, что не могу понять, почему я не сделал этого раньше. Почему ждал, почти все время, что было нам отведено.
И лейтенант положил руку на затылок, и поцеловал, и целовал, пока губы Бьякуи не поддались, не стали мягче и этот, почти взаимный поцелуй, не закружил ему голову окончательно. Дальше говорить не было сил, и Ренджи только прошептал:
- Бьякуя...
Но как только хватка лейтенанта ослабла, капитан отстранился.
- Нет, это невозможно, ты забываешься. Кто ты и кто я. Мы не можем быть вместе.
- А кто ты и кто я? Мы оба просто души, и мы уже вместе.
Бьякуя вздрогнул и посмотрел в черные в темноте глаза Абараи, и молча дотронулся до его губ, едва касаясь, легко и почти неуловимо, прикосновеньем нежным, как поцелуй бабочки. Но Реджи показалось, что губы обожгло, он почувствовал, как длинные ресницы капитана коснулись его щеки, как сомкнулись руки на затылке и как он сжал волосы в кулаке, углубляя поцелуй, делая его все более страстным и горячим. От сладкой головокружительной боли Реджи зажмурился, так невыносимо хорошо, было чувствовать эти долгожданные прикосновения.
Абараи медленно сел на пол и притянул к себе капитана, взяв его руки и скрестив их на своей шее. Бьякуя повинуясь действиям своего лейтенанта, обнял его еще крепче.
- Как много времени мы потеряли, – и Абараи прикоснулся губами к шее, нежными поцелуями покрывая каждый миллиметр его тела, постепенно освобождая капитана от одежды. Но когда нетерпеливые губы лейтенанта достигли груди, Бьякуя внезапно отстранился, и почти беззвучно, одними губами прошептал:
- Подожди…
- Не могу, я больше не могу ждать…- ответил ему Ренджи, и хотел было снова прикоснуться губами к коже, но Бьякуя стянул с его хвоста резинку, и красная непослушная грива рассыпалась по плечам. Капитан немного приподнялся, и схватил его за волосы, крепко сжимая их и оттягивая голову назад. Ренджи не ожидал от холодного Кучики такой горячности и был застигнут врасплох. Но тут Бьякуя склонился над растерянным лицом Ренджи, и жадно впился в губы властным поцелуем. Этот поцелуй был таким страстным, что Ренджи неожиданно для самого себя, обхватил его за бедра и крепко прижал к себе. Он почувствовал, что его капитан уже сильно возбужден, и понял, что он больше не будет его останавливать. Скорее наоборот, он сам неотступно разжигал страсть. Когда их губы уже горели, Бьякуя на миг разорвал поцелуй, и медленно опустился на пол. Ренджи последовал за ним, ни на секунду не переставая его целовать. Влажные следы поцелуев вились, путались, сплетались воедино, обвивая стройную шею, спускаясь на ключицы и грудь.
Не смотря на царивший в комнате полумрак, Ренджи прекрасно мог разглядеть тело своего капитана, в этом сумраке кожа Бьякуи казалась кремово-белой, а когда Абараи дотрагивался до нее ладонью, он ощущал, какая она шелковистая. Он чувствовал, как при каждом его прикосновении Бьякуя вздрагивает и издает почти неслышный вздох. Он ощутил тонкие пальцы в своих распущенных волосах и, подчиняясь молчаливому приказу, вернулся вверх к губам своего капитана. Тот необыкновенно нежно поцеловал припухшие губы и, проведя острым кончиком языка по высокой скуле, лизнул мочку уха. Ренджи замер, ласка нежная и одновременно страстная, рождала глубоко внутри него сладкую дрожь. Бьякуя осторожно прикусил ухо, затем сильнее, и прошелся по всему краю горячим чуть шершавым языком. Ренджи задрожал и подался навстречу. Но его мучитель тут же отстранился, отвел рукой прядь волос, и стал целовать чувствительную кожу за ухом. Ренджи застонал. Язык лизнул еще раз, вызывая тихие стоны и поцелуи стали опускаться ниже. Лейтенант повернул голову, выгнул шею и подставляя ее прямо под ласкающие его губы. Удовольствие почти осязаемо пробежало волной по всему его телу, когда он почувствовал прохладные пальцы у себя на груди. Они рисовали круги, спирали вокруг сосков, пупка и возвращались обратно, ни на миг не прерывая этой чувственной ласки, заставляя желать большего. Бьякуя, не прерывая поцелуев и поглаживаний, придвинулся ближе, нависая над любовником, и запустил свою руку глубже в волосы, крепко сжимая затылок. И вдруг Ренджи почувствовал как на его беззащитной шее, почти на самой яремной вене крепко сжались зубы. Его всего выгнуло от сладкой боли. Зубы отпустили шею, что бы губы заняли их место и втянули укушенное место сильным посасывающим движением. А потом опять чувствительный укус, уже немного ниже и опять жадные горячие губы.
А живот гладит уже раскрытая ладонь, но она намеренно обходит продолговатую твердость в хакама. От возбуждения у Ренджи все завертелось перед глазами, ему показалось, что еще немного и мир померкнет. Его руки скользнули по обнаженной спине возлюбленного, вниз к мягкому изгибу талии, дальше к упругим округлостям ягодиц, к влажной от пота ложбинке между ними. Он поймал губы капитана и втянул его в томный и упоительный поцелуй, подчиняя его своей дикой, рвущейся наружу страсти. И Бьякуя с наслаждением повиновался, чувствуя, как острое колено раздвигает его бедра, и послушно разводя их так, чтобы любовнику было удобнее ласкать его горячими пальцами. Он только крепче обнимает широкие плечи, когда и вторая широкая ладонь опускается на живот, и ниже к паху, жесткая, но такая нежная, накрывает его плоть, чуть сжимает. И лаская его одновременно и спереди, и сзади, в мучительном рваном ритме, полностью подчиняя, завораживая этим волшебными ощущениями. От наслаждения он откидывает голову назад и весь выгибается, глаза закатываются, и с зацелованных губ срывается глубокий грудной стон. И уже ничего не имеет значения, ни кто они, ни как тут очутились, важно только одно – сильные руки и горячие губы, и наслаждение, равного которому раньше не испытывал не одни из них.
И он почти не замечает, как Ренджи оказывается внизу и целует уже самый низ живота, по линии роста жестких, коротких волос. От его горячего дыхания немного щекотно и дрожь пробегает по позвоночнику вверх, а он все целует, прикусывает, дразнит. И Бьякуя готов просить и даже умолять, но голос его не слушается, он только стонет томно, волнующе. Ренджи от этих стонов боится совсем потерять голову, он сдерживает себя с большим трудом, но торопится сейчас, когда в его руках Бьякуя он не хочет.
Все ниже и ниже, и когда он дотронулся до головки губами, а потом круговым движением обвел ее языком, Бьякуя не выдержал и чуть надавил ему на затылок, давая понять, что не в силах больше терпеть. И это было восхитительно, чувствовать солноватый вкус, немного мускусный запах, ощущать отклик на каждое свое движение. Все это было так … сокровенно? Хотя, Ренджи не смог бы подобрать слова, он вообще, и думать не мог, и поэтому даже вздрогнул от неожиданности, когда ощутил горячее дыхание в паху. И опустив свой взгляд, но увидел, как капитан, опустившись на локоть и обхватив пальцами его член в кольцо, наклонился над его головкой. Не веря собственным глазам, Ренджи зачаровано посмотрел на раскрасневшееся прекрасное лицо, и на влажные губы, которые едва касались его плоти. На острый язычок, пробегавший по его гладкой головке, дразнящий и едва прикасающийся к вздутой жилке. Бьякуя вдруг поднял глаза, и улыбнулся одним уголком губ. А потом взял в рот, движением таким уверенным и собственническим, как будто делал это для своего лейтенанта уже сотни раз. Потрясенный лейтенант не мог оторвать затуманенного взгляда от этого невозможного зрелища, но Кучики опять немного нажал на его затылок, предлагая не отвлекаться и вернуться к своему занятию. Конечно, его послушались без возражений. Это было удивительное чувство полного слияния, когда ты одновременно и берешь и отдаешься. Ты чувствуешь чужую горячую плоть в себе, ласкаешь сам, и в ответ ласкают тебя, все наслаждение, которое ты даришь, тут же с лихвой возвращается обратно. Страсть поглощает обоих без остатка. И закрыв глаза, они отдались своим чувствам, ощущением которые дарили горячие губы, влажные языки, крепкие руки, сжимающие бедра и время растянулось, замерло, застыло. Лишь наслаждение растекалось по влажным от пота телам, подобно кругам по воде.
Но бесконечность – лишь иллюзия, и Ренджи почувствовал приближение разрядки. Он почувствовал, что Бьякуя перестал его ласкать, и, опустив глаза, понял, что тот близок к пику наслаждения. Он, изогнув тонкий стан, прижался к любовнику всем телом, скользя ладонями по загорелой спине, сжимая пальцы и оставляя следы ногтей на упругой коже ягодиц. Глаза Бьякуи закрылись, все его тело натянулось как тетива и, глубоко вздохнув, он замер, перестав даже дышать. Понимая, что сейчас произойдет, Ренджи сжал напряженное тело еще сильнее и увеличил темп, полностью вбирая его в себя, выпивая все, до последней капли. Его любовник задрожал и вскрикнул, забился в крепких объятиях, и наконец, застыл, расслабляясь в полуобморочном забытьи. Ренджи всего трясет, возбуждение слишком велико, он боится даже случайно прикоснуться к себе, и поэтому осторожно отстраняется. Он делает пару глубоких вдохов, и это приносит небольшое облегчение. Еще один болезненный вздох отводит его от края, и он готов продолжить. Воздух стал совсем спертым, тяжелым, дышать становилось все труднее, веки налились свинцом, и хотелось прижаться к полу и дышать, высунув язык. Все тело взмокло, а в груди начало болеть. Значит, стоит поторопиться, пока есть еще немного времени.
Ренджи перевернулся и прижался к соленым губам.
- Ты позволишь? – говорить не было сил, да и слов он бы все равно не нашел. И получив в ответ только легкий кивок, он приподнял бедра Бьякуи и подтянул его к себе на колени. Он чуть надавил и вошел медленно, нежными короткими толчками. В ответ громкий стон, как камень в воду. Все тело под ним податливое, уступчивое, еще поглощенное пережитым экстазом. Но с каждым толчком оно пробуждается, становится напряженнее, легче. Бьякуя закидывает руки за голову, чуть опираясь о пол, и скрещивает тонкие лодыжки за спиной любовника. Он слабо начинает стонать в такт движениям, и чуть приподнимаясь на локтях подается навстречу. Опьянение лишает разума, хочется кричать и плакать от восторга и накатывающих, потрясающих всю сущность небывалых чувств. Ренджи сжимает руками тонкое тело, чуть ниже талии, там, где выступают острые тазовые кости. Ему хорошо виден плоский живот, выступающие ребра, тяжело вздымающаяся грудь, Бьякуя стонет уже почти без перерыва, и самообладание покидает обоих. Ренджи наваливается всем весом, и тело под ним выгибается, инстинктивно пытаясь избежать такого глубокого проникновение. Они замирают на миг, прижавшись лбами, глаза в глаза, и сердца отбивают дробь напротив друг друга. Немного помедлить, почувствовать, как расслабляются тела и податься вперед, толчок, стук сердца, толчок, поцелуй. И дальше полет, как будто они летят высоко в сверкающем, пронизанным солнечными лучами, небе, далеко-далеко, туда, где ждет их спасение и жизнь. Еще немного, задержаться, помедлить, чтобы не сорваться в черный провал…
Но вдруг каждая клеточка тела начала пульсировать, от пальцев ног пробежала волна дрожи, и все внутри затрепетало. Сердце стучит, а во всем теле словно зазвенели маленькие колокольчики. В ушах оглушительный звон и сквозь него слышно как кто-то кричит и стонет. Сдерживаться стало совсем невмоготу, и теперь уже можно себя отпустить, только прижаться сильнее, обнять крепче…

Придя в себя, Ренджи почувствовал странную полноту, словно что-то наполнило его изнутри, пришло успокоение и удовлетворение. Он лег на Бьякую всем телом и посмотрел ему в глаза. Полуприкрытые, еще затуманенные остывающей страстью, синие глаза капитана в красноватом свете кидо, казались лиловыми. Он смотрел на любовника и улыбался. Влажные губы приоткрыты и видна белоснежная полоска зубов. Ко лбу и вискам прилипли мокрые черные пряди, а руки тянуться обнять за шею. И они опять целуются, но уже медленно, неторопливо. Этот сытый, блаженный поцелуй, как благодарность за счастье, как обещание будущего наслаждения. Вот только будущего уже нет, и только что они пережили последние и самые прекрасные минуты, своего нынешнего существования. Но пусть лучше так, и не важно, какова будет мера окончательной расплаты, он готов, он выбрал. Реджи закрывает глаза и думает, что время пришло. Он осторожно тянется к мечу, так что бы Бьякуя не заметил. Тянет его из ножен медленно, очень осторожно, чтобы цуба не звякнула о камень. Еще мгновенье, он отчаянно впивается в губы капитана, до боли, до крови, и наносит удар…
Но капитан перехватывает меч у самого горла, с неожиданной силой выворачивает запястье и Забимару со звоном падает на пол. Кучики одним движением стряхивает с себя своего лейтенанта и тут же прижимает к холодному полу.
- Что это значит, Реджи? – голос все равно спокойный, словно ничего не произошло, и не пытался только что его лейтенант перерезать ему горло.
Ренджи только отворачивается. Он и сам не может понять, рад он или расстроен, что ему помешали. Только чувствует, как холодный камень вытягивает из тела остатки тепла.
- Ты хотел меня убить? Я так понимаю, чтобы я не мучился, и что бы ты мог отправить мой дух на возрождение в мире живых, так?
Абараи молчит.
- А сам собирался медленно умереть от удушья, и тысячу лет провести здесь в заточении?
Реджи дернулся.
- Это я виноват, мне и отвечать.
Кучики тяжело вздохнул.
- Все это и умно и глупо. Умно, что ты настолько благороден, что готов сделать для меня даже это. И глупо, если ты думаешь, что я бы это тебе позволил. Я твой капитан и ты должен следовать за мной, куда бы ни пришлось. Не забывай этого. Ты же сам сказал, что отныне мы вместе. Так что будь любезен, выполняй свое обещание. Думаю, что бы избежать непоправимого, пора действовать, а на эту тему договорим позже. Подай мое косоде, - сказал капитан поднявшись.
Они быстро оделись, хотя Ренджи не совсем понимал к чему такая спешка, тем более что стоять было тяжело, а дышать было уже совсем нечем.
Кучики повернулся к опустившейся стене и жестом приказал лейтенанту посторониться. Он вытянул руку вперед и на его ладони загорелся какой-то круг. Он разгорался все сильнее, становился отчетливее, и вскоре превратился в алую печать. Она отделилась от ладони, и прямо по воздуху, плавно переместилась к стене. И как только отпечаток коснулся камня, он погас, а стена с глухим скрежетом пошла вверх.
В который раз, за эту бесконечную ночь, Абараи не верил своим глазам. И даже не шелохнулся, когда капитан обернулся и кивнул, предлагая следовать за собой. Очнулся он уже, когда они вышли в сад.
Наступило утро, только что выпала прохладная утренняя роса. Небо уже стало лазурным, и ветер гнал большие жемчужные облака на восток, туда, где видны золотистые лучи восходящего солнца.
- Тайчо, значит, вы могли открыть с самого начала? Зачем вы это сделали?
- Зачем я все-таки открыл выход? Ты бы предпочел там остаться?
- Вы знаете, о чем я.
Кучики немного помолчал, словно обдумывая что-то и, решившись, сказал:
- Ренджи, как давно я тебе нравлюсь?
Лейтенант замялся, но все же ответил прямо:
- С первой встречи, я просто не сразу понял это.
- А когда понял?
- Давно…- Ренджи насупился и отвернулся.
- И долго ты собирался молчать? Ну же, ответь! Молчишь… - Кучики остановился и досадливо тряхнул головой, - Вот именно поэтому. Потому что, ты бы никогда не признался. Ты бы так и смотрел на меня тоскливым взглядом, но не сознался бы и под пытками. Ну, как же, разве такое возможно, глава клана Кучики и простой лейтенант! Ведь ты так думал? Но разве тебе понять, что не в величии наслаждение, не в благородном происхождении счастье… И тут еще этот Куросаки…
- А Куросаки-то тут причем?
- Так ведь вертится вокруг тебя все время как в Сейретее. Он же у тебя ночует постоянно, хотя я специально ему отвел место.
- Да, мы просто друзья… Тайчо, я не сплю? Вы что, ревнуете?
Бьякуя резко развернулся и с угрозой посмотрел растерянному любовнику в глаза.
- Да, представь себе. И если ты не хочешь иметь дело с последствиями этой ревности, Куросаки лучше ночевать в другом месте.
- Так это значит… - Ренджи ошалело пялился на капитана,- вы … меня… того…
- Лучше тебе помолчать.
И Кучики направился через сад к своим покоям. Но лейтенант его догнал и пошел рядом.
- Абараи-фукутайчо, вам не кажется, что в вашем дальнейшем пребывании уже нет необходимости? Вы можете идти, сегодня выходной, выспитесь как следует.
- Нет, Кучики-тайчо, мне совсем не хочется спать. Я бы лучше выпил с вами чаю, - в тон капитану ответил Ренджи.
- Что вы себе позволяете? – тон был строгий, но несколько наигранный.
- Вы же сами, тайчо, хотели чтобы я стал смелее.
- Ты хочешь сказать, что я сделал из тебя хама? – Бьякуя притворно вздохнул и чуть улыбнулся, - Хорошо еще, что ты не перешел на «ты».
- Ну, я же понимаю, здесь нас могут услышать слуги, - и продолжил шепотом, склонившись к уху. – Но наедине – даже не надейся, Бья-ку-я.

@темы: яой, бьякурен, bleach

URL
Комментарии
2010-07-25 в 18:59 

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
Небо медленно окрашивалось в бледно розовые, акварельные цвета наступающего рассвета.
Две фигуры, словно полупрозрачные тени в предрассветной дымке, сидели в маленькой беседке в окружении благоухающих цветов. В саду было тихо, слышны были только первые трели утренних пташек и глухой стук бамбукового шиши-одоши на берегу пруда. Оба успели переодеться в домашнее кимоно и теперь собирались пить ароматный чай. Перед ними стоял пузатый глиняный чайник и две кружки, над которыми волнами клубился пар. Ренджи сидел, скрестив ноги, а Кучики-тайчо напротив него на пятках, положив руки на колени. Глаза его были закрыты и он, казалось, прислушивается, как природа просыпается с рассветом.
Ренджи смотрел на него не отрываясь, на мгновение он вспомнил что произошло между ними, и внутри все заполыхало и горло вдруг пересохло. Он тихо, будто боясь нарушать тишину, сказал:
- Так значит, все это было подстроено? Неужели вы…- Ренджи запнулся, ему было неловко говорить, да и Бьякуя открыл глаза и посмотрел на него. В уголках его губ появилась улыбка.
- Нет, не преувеличивай, я не придумал все это с одной только целью, выбить из тебя признание. А появление принцессы и вовсе было для меня такой же неожиданностью, как и для тебя. Я действительно не знал, что там будет дух Тсубаки-химе, и до сегодняшней ночи, я и вовсе не верил в то, что такое возможно. Да и о этой камере мне было не известно.
- А как все же, вы смогли открыть выход?
- Это мой дом, я могу открыть в нем любую дверь. Именно для этого существует та печать, которую ты видел. Это секретный ключ, который может открыть любую дверь в поместье, и им владеют все главы семьи. Поэтому я так уверен, что Тсубаки-химе сама выбрала свою участь. Она была принцессой и наверняка знала этот ключ. Но она ждала того, кого любила до самого конца.
Некоторое время оба молчали, видимо думая каждый о своем.
- И все-таки, хорошо, что мы сделали это...- сказал Ренджи, чуть искоса посмотрев на Бьякую и отпивая из чашки глоток.
- Что именно? – уточнил Бьякуи и склонил голову к самому лицу Ренджи, который сразу немного заволновался.
- Ну...- тот совсем смутился, и быстро добавил - то, что мы спасли дух, от вечных мучений.
- Только это?- не отступал тайчо.
- Нет, - и Ренджи поднял взгляд - но и то, что я сказал, вам то, что давно был должен. И сделал то, что давно хотел.
И Ренджи потянулся за поцелуем, но его возлюбленный отстранился.
- Почему? – чуть обиженно спросил лейтенант.
- Ренджи, пей чай. Я вот о чем думаю, то, что мы слышали в подземелье, все эти звуки, помнишь, лязг мечей, стоны. Вряд ли это могло быть вызвано все присутствием духа принцессы.
- Да, и куда все-таки запропастился мальчишка?
- А, ну тут как раз все ясно. Пока ты переодевался, мне доложили, что мальчик вернулся жив здоров, у него заболела мать, и он убежал домой, никого не предупредив. Так что с ним все в порядке.
- Так как же получилось, что та дверь была открыта? И что за звуки там были? И знаете, тайчо, я еще там кое-что видел…
- Что-то такое чего не видел я?
- Да… Зеркало, там было странное зеркало. Огромное, на полстены, старинное, все в паутине. Я посмотрел в него, и сначала все было нормально, а потом вдруг отражение изменилось, я увидел, как у меня идет кровь из раны на лбу. А на самом деле никакой раны не было. Вы меня окликнули, и я обернулся, а когда посмотрел опять, все было уже в норме.
- А тебе не могло просто показаться в темноте?
- Нет, тайчо, я все видел очень ясно… и потом еще зеркало треснуло с таким противным звуком… Почему это видел только я?
- Ну, возможно потому, что привидения являются только тем, кто должен их видеть, – и Бьякуя отпил глоток из своей чашки. – Знаешь, я читал, что раньше существовали зеркала, которые могли показать шинигами его предыдущие жизни в мире живых. Может это такое же.
- Или в нем тоже живет привидение. Может нам стоит еще раз спуститься туда и все разузнать поподробнее? – Ренджи поставил свою чашку на пол и ближе придвинулся к Бьякуе.- А знаешь, мне даже понравилось, особенно та часть, когда ты меня целовал …
Он взял из рук капитана чашку с недопитым чаем и поставил на столик, и легко поцеловал его в губы.
- Я уже допил свой чай, - ответил он на притворно-недовольный взгляд.- Может и правда вернемся туда, там ты был отзывчивее, и разрешал себя целовать… И потом, там полно нераскрытых тайн…
Ренджи обнял своего капитана и осторожно опустил на пол, целуя раскрытые влажные губы.
Бьякуя обхватил его за шею и еще крепче прижал к себе. Минуту они целовались, а потом лейтенант немного отстранился и прошептал на ухо своему возлюбленному:
- Хотя, мне кажется, главную тайну поместья Кучики я уже разгадал.

URL
2010-07-25 в 20:59 

У сельдерея запах счастья. 1014
опачки О_о

2010-07-25 в 21:12 

Я конечно его уже читал, и еще на сообществе написал, как мне понравилась эта прелесть (^_^)
Вы там писали, что откроете днев опять, вот это здорово!
Напишите еще что-нибудь по этой паре, с рейтингом повыше!

2010-08-08 в 14:05 

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
Сорри, что не отвечала, была в отпуске, тока приехала )
Barma, да помню как общались на сообществе, спасибо, есть наметки на новое, но надо закончить, а пока жара... отпуск...
К тому же не уверена, что мне удастся поддерживать тут нормально днев, у моего провайдера какая то несовместимость с этим сервисом, я могу заходить сюда с десятого раза (
Но если, что я всегда есть на лиру, там с этим все слава богу )

URL
2010-08-09 в 01:55 

Barma
Lu Korso ждемс с нетерпением ! )

2012-03-10 в 12:52 

Офигенно! Спасибо автору. На одном дыхании, залпом читается и хочется еще.

URL
2015-06-16 в 09:43 

Написано хорошо, но уж совсем не реально, Бьякуя уж слишком "мягкий" ...а Ренджи не хватает запала...)

URL
   

Дневник Lu Korso

главная