Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:36 

Путь осеннего листа.

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
Название: Путь осеннего листа.
Автор: Lu Korso
Бета: Ника Удачи
Фендом: Bleach/Блич
Пейринг/персонажи: Ренджи/Бьякуя
Рейтинг: NC-17
Жанр: романс
Статус: закончен
Дисклеймер: отказываюсь
Примечания: написан на блич-кинк, по заявке: меняются местами Бьякуя и Ренджи. Бьякуя лейтенант из Руконгая, Ренджи капитан и аристократ.



Давным-давно, когда Бьякуя был еще совсем маленьким мальчиком, он жил в 76-м районе Руконгая с приютившим его стариком. И однажды, когда мальчишки подбили его залезть в чужой сад за яблоками, а сторож их поймал и привел маленького воришку домой, дед сказал ему:
- Бьякуя, мы так бедны, что у нас и не всегда есть чем пообедать. И жизнь твоя будет тяжелой. Ты будешь голодать, мерзнуть и терять друзей. Но у тебя есть нечто такое, что никто и никогда не сможет у тебя ни забрать, ни украсть – твоя честь. Береги ее. И что бы не случилось, поступай сообразно этим понятиям и чести. И тогда, когда прийдет твой последний час, ты умрешь с улыбкой на губах.
Старик оказался прав, по крайней мере, в отношении себя. Через несколько лет он умирал на руках у сраженного горем мальчика и улыбался.
А позднее, когда Бьякуе на улице попалась голодающая и грязная девчушка, он сам взял ее к себе и стал растить как родную сестру.
С тех прошло уже много времени, Рукия выросла на удивление похожей на названного брата. У нее были такие же огромные серые глаза и блестящие черные волосы. Только вот ростом она не удалась – так и осталась совсем малышкой.

Был холодный зимний день, один из тех, когда не верится, что где-то в сером безрадостном небе, высоко, за плотно обложившими небосвод облаками, светит солнце.
Бьякуя спешил, он почти бежал, постоянно поскальзываясь на скользком настиле. Пытаясь сохранить тепло, он засунул руки в рукава зимнего хаори и почти до ушей замотался в шарф. Правда, шарф еще и служил средством маскировки, поскольку меньше всего мальчишке хотелось, чтобы его узнал кто-нибудь из знакомых. А все потому, что он был одет в женскую одежду, и если вы с Кучики Бьякуей были не знакомы, то вам бы и в голову не пришло, что перед вами мальчик.
Длинные черные волосы забраны в высокий узел на макушке, а юное личико настолько миловидно, что без сомнения может принадлежать только девушке. На весь этот маскарад пришлось, скрепя сердце, пойти из-за Рукии. Она иногда подрабатывала в богатых домах на всяких праздниках и торжествах, помогая готовить угощения, убирая и иногда прислуживая гостям. Вот и сегодня, сестра с самого утра должна была пойти в богатый дом в самом Сейретее, и ей обещали хорошо заплатить. Но вот уже несколько дней как она тяжело болела, простудившись на морозе. Девочка ни в какую не собиралась оставаться дома, им нужны были деньги, и сестра пошла бы на эту работу даже будь она при смерти. Уговорить ее остаться дома было невозможно.
И тогда, чтобы успокоить сестру, Бьякуя сказал, что пойдет за нее. Но оказалось, что все не так просто, на нее уже выписан пропуск в Сейретей, и если хочешь туда попасть – придется притвориться Рукией. Кучики-старший был очень мужественный мальчик, поэтому молча стерпел весь процесс переодевания до конца. Он сильно волновался, что кто-нибудь узнает в нем парня, но напрасно. Его беспрепятственно пропустили, а в огромном особняке сунули в руки тряпку и послав на кухню, перестав обращать внимание.
Он очень старательно, с присущей ему дотошностью, выполнял все поручения, совершенно не отвлекаясь на посторонние вещи.
Но когда он выбежал во двор к колодцу и склонился, чтобы набрать в деревянное ведро ледяную воду, то вдруг услышал громкий хохот. Если бы Бьякуя действительно был девушкой, ему бы полагалось потупить взор и убежать, путаясь в полах кимоно. Но он еще не успел войти в роль полностью и, нахмурившись, обернулся. На крыше главного дома, весело гогоча, сидела шумная компания парней в тяжелых парадных нарядах. Один из мальчишек, выделяющийся необычным алым цветом волос, кивал в сторону Бьякуи и что-то весело говорил приятелям.
Это было оскорбительно. И если бы не роль беспомощной девицы, Бьякуя показал бы рыжему наглецу, как научился драться, живя в одном из самых неблагополучных районов Руконгая. Хорошо, что Рукия осталась дома, а то кто знает, что можно ожидать от этих сейретейских бездельников. Пожалуй, стоит подумать о том, что лучше ей за такую работу больше не браться.
И высоко подняв голову, намеренно игнорируя компанию юношей на крыше, он пошел мимо к входу на кухню.
- Эй! Красавица! – долетали до Бьякуи крики и улюлюканье.
Да, больше Рукия на подобных празднествах не работает, мала еще.

Бьякуя повернул за угол, собираясь срезать угол по переулкам, когда путь ему преградили три высокие фигуры.
Бродяги были изрядно в подвыпитьи, и от них несло гнилым перегаром и кислым потом.
- Какая куколка! – растягивая слова промычал самый высокий и, растопырив руки, видимо собираясь обнять, двинулся на мальчика.
Кто бы знал, что быть девушкой так тяжело и опасно!? И поскольку близкое знакомство с такими типами не входило в планы Бьякуи, он ловко проскочил под рукой у намечающегося ухажера и бросился по переулку. Но он не пробежал и нескольких шагов, как был сбит с ног сильным ударом в спину и почти кувырком отлетел к стене. Дело приобретало дурной оборот.
Высокий подошел ближе и рывком поставил его на ноги.
- Ну, куда же ты, красавица? Мы только начали знакомиться!
- Да оставь ее, - попробовал заступиться самый трезвый, - личико смазливое, да груди-то совсем нет!
Бьякуя зло подумал, что у него нет еще кое-чего, на что рассчитывают эти мерзавцы, и они будут сильно разочарованы. Но тут высокий ответил:
- Да мне плевать на грудь, если на то пошло, мне вообще все равно парень или девка.
Кучики отстранено подумал, что ему конец. Он здорово умел драться, но без оружия, которое нельзя было пронести с собой в Сейретей, справится с тремя взрослыми мужчинами, ему точно не удастся. Старик учил мальчика, что бороться стоит только с тем, что можешь, победить, а если победить не можешь, то лучше смириться. Поэтому Бьякуя спокойно посмотрел в глаза негодяю, державшего его за воротник, и плюнул в лицо. Пожалуй, это можно себе позволить, раз все равно ему недолго жить осталось. Потому что лучше откусить себе язык, чем позволить какому-то пьяному быдлу посягнуть на единственное, что у него есть – его честь.
Ответный удар был такой силы, что его голова только бессильно мотнулась на тонкой шее. Во рту сразу появился соленый вкус крови, и мальчик упал на колени. Но чтобы сломить Кучики Бьякую этого было недостаточно.
Он упрямо поднял голову ожидая второго удара, но увидел перед собой только спину в шерстяном темно-зеленом хаори.
- А ну ка, убирайся от сюда, мразь! – услышал он звонкий мальчишеский голос, но тон был уверенный и явно угрожающий.
- Парни, вы только посмотрите на этого сучонка! Этот мозгляк угрожает нам! Да, мы тебя сейчас по стенке размажем, а потом трахнем так же, как эту девку! И ты…
Что высокий хотел добавить, осталось неизвестным, потому что вдруг всем показалось, что воздух вокруг начал загустевать. Все вокруг задрожало, поплыло, словно от парня шел нестерпимый жар, как от дороги в знойный полдень. И через мгновенье пылающая тяжелая рейатсу обрушилась на подонков с такой силой, что те непроизвольно присели, прикрыв головы руками.
- Шинигами… - с трудом прохрипел один из нападавших.
- Еще нет, но не сомневайся, ублюдок, я им стану! Причем стану не просто шинигами, а капитаном, самым сильным из всех!
Бьякуя, который и сам обладал духовной силой, чувствовал себя не так плохо, как те трое, и поэтому поднял голову стараясь рассмотреть, кто пришел ему на помощь. Но он видел только широкие плечи, да распущенные по ним ярко-красные волосы. И сразу вспомнил парня с крыши. Это наверняка он. Во-первых, невозможно за один день встретить двух людей с таким цветом волос, а во-вторых, если он обладал такой мощной рейатцу, значит точно был из благородных.
-Убирайтесь,- по тону чувствовалась, что он привык приказывать. - А тебя, за то, что ты ее ударил, придется проучить. Надеюсь, в следующий раз ты будешь почтительнее с дамами.
И с этими словами он нанес такой сокрушительный удар правой в челюсть, что Бьякуе показалось, как он услышал хруст ломающейся кости.
Затем парень скрыл свою рейатцу, и двое, подхватив своего предводителя под руки, мгновенно ретировались.
А рыжий повернулся и протянул руку Бьякуе.
- Выродки… Как они посмели ударить тебя, – и с самым естественным видом стер кровь с разбитых губ. Кучики замер, с удивлением рассматривая спасителя. Юноша был совсем не похож на аристократа, которым, все же судя по кимоно с клановыми гербами, являлся.
У него было симпатичное открытое лицо, задорная улыбка и странные татуировки на лбу.
- Поднимайся, я отведу тебя в поместье, там тебе окажут помощь, и нужно позвать врача.
При этом парень смотрел на Бьякую так, что тот почувствовал, что начинает краснеть. Врача? Это уже никуда не годится. Но как улизнуть, если он держит его за руки?
А незнакомец вдруг посмотрел уже совсем недвусмысленно и, зажав тонкие ладони в своих, сказал:
- Ты и правда очень красивая… Замерзла? – и, поднеся его ладони к своим губам, стал согревать тонкие окоченелые пальцы своим дыханием. Бьякуя зачарованно смотрел, как облачка теплого воздуха окутывают его кисти и чужие губы слегка прикасаются к бесчувственной от мороза коже. Но вдруг эта, в высшей степени романтическая, сцена была прервана самым бесцеремонным способом.
- Ренджи? Ты тут? – послышался громкий девичий голос. Они оба повернули головы и увидели невысокую смуглую девушку.
- О! Я смотрю, малыш Ренджи уже совсем повзрослел, - с насмешкой, промурлыкала она.
- Йоручи, ну и какого черта ты тут делаешь?
- Я искала тебя, тебя все ищут. А ты тут времени даром, я вижу, не теряешь.
Бьякуя подумал, что самое время бежать, пока рыжий отвлекся на разговор с подругой. Он вырвал руки и, проворно подхватив длинный подол, припустил по переулку, через несколько секунд уже скрылся за поворотом.
Ренджи растеряно смотрел вслед убегающей служанке и хотел уже броситься в погоню, но девушка положила руку ему на плечо.
- Ренджи, нам пора. Церемония вот-вот должна начаться, сейчас не время бегать за руконгайскими красотками. Сегодня ты все равно станешь главой дома Абараи.

***

Следующая их встреча состоялась как раз перед тем, как Бьякуя наконец-то начал обучение в Академии шинигами. Собственно говоря, он еще несколько лет назад достиг нужного для поступления уровня рейатцу, но оставить Рукию жить одну в Руконгае никак не мог и поэтому ждал, когда девочка подрастет и достигнет необходимой силы. И вот теперь все удачно совпало и их обоих приняли на обучение. До начала учебного года оставалась пара месяцев, и теперь Бьякуя был занят тем, что зарабатывал деньги для переезда.
За последнее время Кучики-старший сильно изменился. Он вырос, повзрослел, коротко состриг свои черные волосы, чтобы свести к минимуму столь неудобное сходство с девушкой, совсем уж неприличное для такого возраста. Он носил исключительно черные кимоно и за поясом у него теперь всегда торчал меч, с которым он мастерски управлялся. Все это вместе с вечно холодным и неприветливым выражением лица, придавало ему, как он считал, мужественности, необходимой ему для работы, которой он занимался. Его духовная сила, отличное владение мечом и приятная внешность, делали его незаменимым работником для разных злачных мест. Особенно его любили хозяйки руконгайских чайных домиков, за его умение одним всплеском своего ледяного рейатсу угомонить любого буяна.
Сейчас он работал как раз в одном таком месте. Бордель назывался «Абрикосовая косточка», был весьма популярен и не очень дорог, что привлекало сюда даже шинигами. Вот как раз сейчас чувствовалось приближение этих, как называл их про себя Бьякуя «сейретейских бездельников».
И действительно, через пару минут в гостеприимно распахнувшиеся двери ввалилась компания подвыпивших шинигами, в новеньких с иголочки формах. Безразличный взгляд серых глаз скользнул по новоприбывшим и неожиданно застыл на одном из них.
Бьякуя сразу же его узнал. Это был тот самый рыжий мальчишка из переулка. Хотя назвать его мальчишкой теперь нельзя было даже с натяжкой. С тех пор, как они виделись в последний раз, юноша стал еще выше ростом, раздался в плечах, алые волосы были собраны в высокий хвост на затылки, и на шее появились новые зигзагообразные татуировки.
Хозяйка кинулась навстречу к гостям, подобострастно кланяясь и жестами приглашая пройти дальше. Рыжий молодцевато подбоченился и окинул зал веселым взглядом, который тут же остановился на Кучики.
Бьякуя занервничал. Ему совсем не хотелось, чтобы высокий парень признал в нем ту самую спасенную девушку. Хотя, с другой стороны, рассудил он, вряд ли такое возможно, он сильно изменился, а рта он тогда так и не раскрыл, так что едва ли его могут узнать по голосу. И тем не менее рыжий повернулся и направился прямо к нему.
- Привет, - дружески поздоровался он, - мне кажется, мы где-то встречались.
Промолчать было невежливо, и Кучики ответил с легким поклоном:
- Вряд ли, господин.
- Да… - парень пристально рассматривал Бьякую, явно что-то вспоминая, - может быть показалось. Меня зовут Ренджи, будем знакомы. Я, кстати, чувствую твою неслабую рейатцу, ты не собираешься стать шинигами?
Кучики не понимал, к чему ведет собеседник, но тем не менее ответил правдиво:
- Да, я поступаю в академию в этом году.
- Здорово! - и Ренджи хлопнул своей ручищей ему по плечу. - А мы только что выпустились. Вот отмечаем!
Говоря это парень так пытливо смотрел Бьякуе в глаза, что тот уже начал паниковать, опасаясь что его все-таки узнали.
- А ты тут работаешь?
- Да. Охранником, - зачем-то уточнил Кучики.
- А ты никогда … - начал было молодой шинигами, но тут, на счастье, к ним подошла здешняя тею по имени Юми. Красавица, по всей видимости, была знакома с гостем, потому что взяла своей ручкой его под локоть и томно пропела:
- Добрый вечер, Ренджи-сама. Я так ждала вашего прихода, совсем истомилось девичье сердечко, - и почти насильно потащила парня по лестнице наверх. Он еще несколько раз обернулся, прежде чем дал ей увлечь себя на верхний этаж.
Кучики облегченно вздохнул. И тут же поймал проходящую мимо служанку.
- Ты не знаешь, что за парень ушел сейчас с Юми-чан?
- А вы не знаете, Кучики-сан? Это же Абараи-сама. Очень богатый и щедрый господин. Говорят, что он глава клана Абараи. Одного из четырех великих сейретейских домов. Хотя по нему и не скажешь.
Бьякуя благодарно кивнул и отпустил руку девушки.
Вот тебе на! Он еще тогда понял, что парень из благородной семьи, но чтобы Великий дом! Да еще и глава клана! И при этом так запросто ходит в такое место и сам заговаривает с кем попало. У Кучики было совсем другое представление о том, какие должны быть аристократы. А тут еще весь в татуировках… Интересно, а где они еще есть кроме лба и шеи? Бьякуя представил смуглую широкую спину, расписанную черными узорами и перекатывающиеся с каждым движением узлы мышц. И тут же одернул себя. Черт, о чем это он думает? Это должно быть от усталости.
Его рабочее время уже закончилось, сменщик пришел, а Кучики все топтался внизу, придумывая себе дела и не желая признаваться, что ему хотелось бы еще раз посмотреть на яркого шинигами.
«Зря я тут торчу! – раздосадовано размышлял он. - От Юми-чан он все равно выйдет только под утро».
Но, как ни странно, в комнате гейши разговор шел как раз о нем.
- Послушай, Юми-чан, - Ренджи слегка отодвинул прижимающуюся к нему девушку, – а что у вас за новый парень, внизу?
- Что за парень, Ренджи-сама? Я ревную, - она игриво захлопала ресницами.
- Да я не об этом… Тот, с которым я говорил, когда ты подошла. У него еще такие глаза… светлые в черных ресницах…
- А, вы об охраннике. Это Кучики Бьякуя, работает у нас иногда. Милый такой, но уж больно суровый. Неужели он понравился вам больше, чем несчастная Юми? – и «несчастная Юми» округлила глаза в притворном ужасе.
- Да, нет. Просто мне кажется, я его где-то видел. Только выглядел он тогда иначе, - Ренджи замолчал, не зная, как дальше поделикатнее выразить свою мысль. – Тогда он и одет был по-другому, и волосы у него были длинные…
- А, так, наверное, Ренджи-сан, вы видели его сестру. Она как-то приходила сюда, поменьше ростом и с большими глазами, они действительно похожи.
- Сестра? У него есть сестра?
- Да, милая такая девочка. Зовут Рукия.
- Ах вот оно как… Кучики Рукия…- протянул Ренджи, и позволили куртизанке увлечь себя на футон. И хотя горячие губы ни секунду не прекращали его целовать, мысли Абараи были настолько далеки от происходящего, что он в конце концов отстранился, протянул деньги и, что-то пробормотав в свое оправдание, выскочил из комнаты, на ходу поправляя одежду. Но внизу сероглазого парня уже не было.

***

- Ренджи, надеюсь, сегодня вечером мы будем иметь удовольствие видеть тебя на совете? Ты глава клана, а сегодня должен решаться очень важный вопрос.
- Что случилось, дядя?
Они шли по ровной посыпанной галькой дорожке в старом саду поместья, и молодой Абараи размышлял, как половчее избежать скучного семейного совета.
- Ренджи, после того, как твои родители умерли, ты должен больше уделять внимания делам клана. И все давно ждут, когда же ты наконец женишься. Уже давно пора – семье нужен наследник.
Предполагаемый жених мученически закатил глаза.
- Вы же знаете, я теперь лейтенант, и служба забирает много сил и времени, - это была чистая правда, особенно утомляли лейтенантские попойки.
- Тем более, жена будет о тебе заботиться. Думаю, пора провести омиай, - безжалостно закончил старик.
- Дядюшка, вы говорили что-то о совете, - Ренджи решил, что безопаснее будет перевести тему разговора.
- Ах, да. История необычная, и без твоего согласия никак не обойтись. Речь пойдет о принятии в клан нового человека.
- Что значит о принятии? Разве Абараями не рождаются?
- Тут такое дело… Давно, когда ты еще был ребенком, пропала маленькая девочка, дочь из младшей ветви нашего дома. Тогда ее так и не нашли. Маленькая совсем была, по рейатцу не отследишь. Думали, ее украли наши враги. Но вот недавно ее отыскали уже взрослую, она теперь учится в академии. Какой-то парень нашел ее в Руконгае и вырастил как родную сестру. Теперь стоит вопрос о принятии ее обратно в клан, хотя собственно, это просто восстановление ее прав.
История была интересной, но Ренджи было совершенно все равно, примут ли неизвестную блудную родственницу обратно в семью или нет.
- Ну а от меня то, что требуется?
- Ты должен дать согласие, как глава дома.
Ренджи с тоской посмотрел на высокое лазурное небо, размышляя, успеет ли он после совета заскочить к ребятам в отряд.
- Ну, и как зовут эту вновь приобретенную родню?
- Ее имя Кучики Рукия.
Абараи поражено посмотрел на старика и перед его внутренним взором тут же возник мерзлый переулок, большие серые глаза и разбитые в кровь красивые губы.
- Вот как? Конечно, я приду и думаю, мы должны принять положительно решение.
Старый шинигами удивленно взглянул на племянника, он был уверен, что мальчишку придется долго уговаривать, а тут он проявил такой энтузиазм.
- Я рад, что ты понимаешь важность этого решения.
- Да, и очень хорошо. Кстати, дядюшка, а насколько мы с ней близкие родственники?
Ответом ему был еще один ошеломленный взгляд.
- Что ты имеешь в виду?
- Ну, может ли это стать препятствием…
- К чему? К свадьбе?
***

Бьякуя шел по длинному коридору и, несмотря на страшное волнение, пытался сохранить спокойный вид. А для переживания у него была серьезные причины. Он шел из кабинета ректора, где узнал о прибытии в академию представителей дома Абараи, которые разыскивали его сестру. После некоторых расспросов Кучики-старший узнал, что Рукию хотят принять в клан и, по слухам, чуть ли не выдать замуж за нынешнего главу. За того самого рыжего Ренджи, который слывет самым разбитным лейтенантом Готея-13, постоянно участвует в драках и шляется по притонам. За перве несколько лет, проведенных в академии шинигами, Бьякуя много раз слышал о Абараи Ренджи, который недавно стал лейтенантом, но ни разу его не видел. И вот теперь этот человек приходит и хочет забрать единственное, что у него есть, - его сестру.

Ренджи приближался к залу, где их должна была ждать Кучики Рукия, с другой стороны и тоже почти бежал. Нетерпелось посмотреть, какой стала красавица с той их памятной встречи. Решение о принятии ее в клан уже лежало у него в кармане, и он с предвкушением думал, как приятно будет ей обо всем рассказать.
Глава Великого дома вбежал в просторный тренировочный зал и замер, недоуменно рассматривая стоявшую перед ним девушку. Она была действительно большеглазой и темноволосой, но на этом ее сходство с той, что занимала мысли непутевого лейтенанта все это время, заканчивалось. Эта была гораздо ниже ростом, немного угловатой и совершенно лишенной того неуловимого изящества, которое так поразило мальчишечье воображение когда-то.
- Ты – Кучики Рукия? – Ренджи не верил своим глазам и все еще надеялся, что это недоразумение сейчас разрешится.
- Да, Абараи-сама, – девушка вежливо поклонилась. - Мне сказали, что вы меня искали.
Ренджи беспомощно обернулся к пожилому родственнику, но тот лишь ободряюще улыбнулся.
- Думаю, тебя уже в общих чертах посвятили в суть происходящего…- начал он, но вдруг распахнулись боковые двери и в комнату зашел стройный юноша в форме курсанта академии.
Ренджи посмотрел на него, и сердце ушло в пятки. За то время, что они не виделись, черные волосы Бьякуи опять отросли и теперь были собранны в хвост на затылке. И этого, да еще легкого румянца на бледном лице, было достаточно, чтобы Ренджи узнал его и отчетливо понял, кого именно он видел в тот далекий зимний день.
В изумлении уставившись на вошедшего, молодой Абараи молчал. Но когда он поймал ненавидящий взгляд серых глаз, его словно окатили ледяной водой.
Сколько гнева было в этом взгляде! «Я забираю у него сестру, - пронеслось у него в голове. – И, кажется, он мне этого не простит… Интересно, запомнился ли ему тот давний случай? Как он смотрит… если бы он смотрел на меня по-другому…»
Но тонкие черные брови нахмурились, и выражение красивого лица стало почти презрительным. Выдержать такое Ренджи уже не мог, и он кивнул головой своим сопровождающим, отдавая приказ закончить дело. А сам двинулся мимо застывшего на месте мрачного Кучики. И, не сдержавшись, поравнявшись с юношей, он немного отпустил рейацу, которая полыхнула, прибивая курсанта с месту.
«Пусть знает, каким сильным я стал!» - раздраженно подумал Ренджи и вышел вон.


Рукия не хотела уходить, но Бьякуя настоял. Он бы выгнал ее, если бы понадобилось, но не допустил отказа.
Ему казалось, что так правильно, там ее семья и теперь за ней будет стоять самый могущественный клан Сейретея. А значит, она будет под защитой, в безопасности. И поскольку ее родители умерли, сам глава клана обещал назвать ее сестрой, хотя ходили упорные слухи, что он с большим удовольствием сделал бы ее женой. Поговаривали, что Абараи был влюблен в сестру Кучики, и именно этим объяснялось его согласие вернуть девушку в семью.
Ну, что же. И тут Бьякуя не станет мешать. Ренджи красив, силен, очень влиятелен и богат. Разве можно пожелать сестре лучшего мужа? Что до его неугомонного характера, так это пройдет с возрастом. И все же черная тоска, и еще какое-то чувство глодало душу. Ренджи очень силен, он уже лейтенант… И так красив, похож на огромного вальяжного кота, или на тигра, что вернее. И глаза…Когда Ренджи смотрел на него своими дикими раскосыми глазами, Бьякуя всякий раз чувствовал себя дичью. И ками свидетель, он был готом сам пойти в пасть этого хищника, поэтому очень тщательно избегал встреч с ним.
Кучики Бьякуя почти никогда не приходит в большой абараевский дом, где теперь жила Рукия. И не потому, что ему запрещали или он стеснялся, просто Кучики боялся, хотя, нет, просто не хотел встретить хозяина.
Но сегодня он точно знал, что хозяина дома не будет, так как весь их отряд на дежурстве. Желание видеть сестру пересилило, и молодой шинигами направился поместье Абараев. Они отлично поболтали, вернее это Рукия, на радостях, неумолкая рассказывала о своей службе, а счастливый брат внимательно слушал и пил чай. Время пролетело незаметно, и возвращался Кучики уже затемно. Длинные пустые коридоры старого дома были, казалось, бесконечны.
И вдруг впереди показалась высокая фигура, которая могла принадлежать только хозяину. Бьякуя досадливо поморщился. Надо же, прийти в кои веки, специально подгадать под дежурство лейтенанта, и все равно нарваться на нежелательную встречу. Кучики посторонился, давая возможность Абараи беспрепятственно пройти, и надеясь, что их разговор все же ограничится только приветствиями. Но как выяснилось, совершенно напрасно. После обычного обмена любезностями, Ренджи спросил:
- Вы слышали, Кучики-сан, что моя кандидатура утверждена на место капитана шестого отряда?
Об этом уже вторую неделю болтал весь Сейретей, и никакой тайны и тем более новости это не составляло. И тем более не было неожиданностью, так как Абараи был единственным лейтенантом обладающим банкаем. Бьякуя внутренне поморщился – рыжий уже стал капитаном, а сам Кучики пока застрял на шикае, и как бы тяжело он не тренировался, банкая достигнуть пока не мог. Хотя он чувствовал, что уже где-то близко.
- Да, конечно, Абараи-тайчо, поздравляю вас.
- В связи с этим у меня есть к вам дело, пойдемте ка… - и Ренджи уверенно схватив его за локоть потащил куда-то в темноту. Бьякуя дернулся и сердито зашипел:
-Что вы себе позволяете?!
Но его не слушали и уверено втолкнули в какую-то плохо освещенную комнату. Ренджи ногой ловко задвинул фусума и схватив обалдевшего шинигами за локти, притянул его к себе так, словно собирался поцеловать.
- Кучики, я хочу, чтобы ты стал моим лейтенантом!
«Что он делает?! Что он говорит?!» - метались в голове мысли у обескураженного Бьякуи. И собрав все свое самообладание, он твердо отстранил новоиспеченного капитана.
- Это очень лестное для меня предложение, но…
Абараи его перебил.
- Ты отказываешься? Почему?
Почему он вдруг перешел на «ты»? И с чего вдруг такое предложение?
- Потому что этот вопрос нельзя решить вот так запросто. Совет капитанов и …
- Это все не важно, просто скажи – ты согласен?
- Нет, – Бьякуя и сам не знал почему отказался так резко.
- Почему?! – взревел Абараи.
Что тут ответишь? Что Кучики не хочет видеть Ренджи, потому что его чувства далеки от тех, которые должно испытывать к своему начальству?
- Извините, мне пора идти, - лучше просто сбежать, но ему тут же преградили пути отступления.
- Ответь, почему ты не хочешь? – вопрос звучит двусмысленно, и Бьякуя отворачивается, чтобы скрыть смущение. Но сильные руки тут же его развернули обратно.
- Я тебе не нравлюсь? Почему ты мне отказываешь?
Это что, сон? Как такое может происходить наяву? Чтобы Ренджи Абараи приподнимал его за плечи и, глядя в глаза, шептал «я тебе нравлюсь?» или точнее «не нравлюсь», хотя какая, к черту, разница?!
А совершенно сошедший с ума Ренджи продолжал задавать шокирующие вопросы.
- Почему ты не хочешь быть моим лейтенантом? Я что, тебе так неприятен?
Он пьян!! Наконец-то, приходит спасительная и всё объясняющая мысль. Ну конечно, он пьян! Вот и вся разгадка! Если немного приподняться на цыпочки чуть ближе к губам, но наверняка почувствуется запах саке. Но Абараи так смотрит, что, пожалуй, лучше этого не делать. Ну, каков наглец! Вот повезло шестому отряду с новым капитаном – пьет прямо на дежурстве!
- А почему вы так настаиваете на моей кандидатуре? – Бьякуя уверен, что не найдя разумного объяснения капитан остановится.
Но тот только неопределенно повел лохматой головой.
- Хочу и все тут! К тому же ты единственный из офицеров близок к достижению банкая.
Пожалуй, это заявление оказало еще более оглушающий эффект, чем все предыдущие.
- Откуда вы знаете? – это прозвучало совсем по-детски.
- Рукия говорила.
Бьякуя чувствовал себя растерянным и почему-то расстроенным. То ли потому, что причина оказалась такой тривиальной, то ли потому, что, по всей видимости, отношения главы клана с сестрой и правда очень близки, раз они говорят о таких мелочах…
- Простите, Абараи-тайчо, я лучше пойду.
Но не успел он сделать и шага, как Ренджи опять развернул его к себе и поцеловал. Этот поцелуй не был ни томным, ни страстным. Абараи просто прижался к его губам, да так крепко, что он почувствовал острую кромку чужих зубов. И поскольку оба не закрыли глаз, Бьякуя смог рассмотреть карие с золотистыми точками зрачки и мелкие морщинки в уголках глаз, образовавшиеся от постоянных улыбок. Через секунду Ренджи его отпусти и, виновато глядя в растерянное лицо, стал сбивчиво извиняться.
Но Бьякуя так и не понял, почему его поцеловали, а когда фусума захлопнулись, а он так и остался стоять посреди пустой комнаты. Единственное, что можно было утверждать с уверенностью – от капитана не пахло спиртным.

Хотя Кучики и уговаривал себя, что все надо забыть, что случившееся просто недоразумение, но воспоминание об этом неуклюжем поцелуе жгло как раскаленным железом. А через три дня, когда его вызвал к себе сотайчо и сообщил, что с завтрашнего утра он назначается лейтенантом шестого отряда, и что капитан Абараи лично настаивал на его кандидатуре и поэтому Кучике стоило его поблагодарить. Но Бьякуе благодарить не хотелось.
Сидя в своей маленькой комнате и глядя в черное с россыпью звезд небо, он думал о случившемся.
Абараи просто ребенок, сильный, властный, но ведет себя как мальчишка. Он привык получать то, что хочет как по мановению волшебной палочки. Вот и захотел новую игрушку – Кучики в лейтенанты – и пожалуйста! Может, именно потому так и настаивал, что сам Бьякуя ему отказал. Странное, наверное, чувство – иметь все, чего пожелаешь. И при этом принимать это как должное, как будто ты заслужил это просто самим фактом своего существования. Бьякуя бы тоже так хотел, но этого у него никогда не будет. Просто не повезло, не тем родился. Но ему всего то ведь и не надо. Ему хочется только, чтобы сестра снова была с ним, и… Но второе желание точно никогда не исполниться, поэтому и загадывать не следует.
Он завтра выйдет на работу, все постепенно уляжется и будет по-старому. Может и хорошо, что он теперь лейтенант Абараи, по крайней мере, будет ближе в своей сестре. Да и ко второй мечте тоже.


***


Они сидели в саду и любовались осенним буйством красок. Была та сказочная пора осени, когда природа полыхала немыслимыми красками, как погребальный костер уходящего лета. В этой части сада было особенно много кленов, и их кроны смешивались в багряном великолепии. Желтые, красные, пурпурные и алые листья засыпали все кругом, а усталый ветер срывал с веток все новые и новые. Они, кружась, медленно падали, похожие на изящные раскрытые ладошки, и присоединялись своим собратьям, устилающим землю.
Бьякуя смотрел на один алый листок, который все еще сражался с порывами ветра, и думал о том, что по цвету он точь-в-точь как волосы его капитана. И такой же упрямый, никак не желал падать вниз, хотя остался уже один на ветке. Один… А вот тут его, скорее, можно сравнить с самим Бьякуей… И он загадал, если листок упадет, он задаст Руки так долго мучавший его вопрос.
И словно подслушав эту клятву, ветер вдруг налетел, с яростью срывая стойкий листик, и унес куда-то высоко между кронами.
- Рукия, когда ты выходишь замуж?
Девочка недоуменно посмотрела на брата и переспросила.
- Извини, я не расслышала, что ты сказал?
- Я спросил, когда ты выходишь замуж, - устало повторил молодой человек.
- За кого?
Настала очередь Бьякуи удавлено поднимать брови.
- За Абараи-тайчо, я полагаю.
- А с чего ты вдруг решил, что я должна выйти за нии-сама?
Бьякую неприятно задело это «нии-сама», но он промолчал. В конце концов они действительно брат и сестра, пусть какие-то двоюродные или троюродные. Это он сам не имеет с ней кровного родства.
- Ну, я слышал, так слухи… Что капитан хотел бы…- неуверенно начал он.
- Ой, ну слава ками! - улыбнулась сестра.- А то я уже испугалась. Все это вранье, даже не знаю, кто такое мог придумать. Да и зачем? Ничего такого нет даже в помине. Ренджи хороший и заботливый парень, но такого интереса он никогда не проявлял.
Ну, вот «Ренджи»! Может Рукия просто не понимает? Хотя, назвать сестру наивной, Бьякуя никак не мог. Тогда что? Может она скрывает их отношения? Может этот наглец принуждает скрывать их?! Может…
- Рукия, я знаю, что по крови тебе не брат, но, поверь, люблю тебя как родную. Если что-то не так, просто скажи. Может он… Может ты, что-то скрываешь?
- Ты для меня самый родной, - Рукия положила свою маленькую ладошку на руку юноши.- Я называю Ренджи братом, но на самом деле мы просто друзья. Знаешь, он хороший. Он верный и надежный. И веселый. И постоянно смеется. Я даже не понимаю, почему ваши отношения такие напряженные. Он… Ну, в общем, он замечательный, но он в меня не влюблен, это я могу гарантировать. Как, впрочем, и я в него.
Бьякуя еще раз недоверчиво посмотрел на сестру, в глубине души он не понимал, как можно не влюбиться в его капитана, тем более зная его так близко. Заметив этот недоверчивый взгляд, девушка решила успокоить своего подозрительного собеседника окончательно и наклонилась к нему с заговорщицким видом.
- Ладно, чтобы успокоился, я тебе кое-что расскажу. Но только это секрет, я знаю, ты не проболтаешься. Моя честь в полной безопасности, потому что Ренджи больше интересуют мужчины.
Бьякуя отшатнулся.
- Что?!
- Тише! Это знают уже все в клане. Да, собственно, он сам и не особо скрывается, каждый вечер, к нему в комнаты ходит какой-то парень. А уходит под утро. Кто это, я не знаю, он не из клана и на шинигами не похож, хотя может просто рейатцу прячет. Но то, что он существует – это точно, я сама несколько раз его видела.
Сказать, что новость ошеломила Бьякую, это ничего не сказать. Он был готов к любому повороту событий, но услышать такое?! Ему такая мысль даже в голову не приходила, ведь он сам видел, как его капитан ходил в «такое» заведение. Он недоверчиво покачал головой.
- Нет, Рукия, это невозможно. Я сам видел, как он ходил к Юми-чан в «Персиковую косточку».
- Ну, ходил, ну и что? Когда это было. Все течет, все изменяется, - философски закончила девочка.
- К тому же… - хотела было продолжить она, но прервалась, увидев приближающуюся фигуру главы клана.
Бьякуя поднял голову и тут же вспомнил вторую причину, по которой не любил приходить в поместье. У Абараи была привычка разгуливать по дому в юкате, вытащив руки из рукавов и скрестив их на голой груди. От этого вырез кимоно разъезжался и на всеобщее обозрение выставлялся плоский подтянутый живот. Бьякуя всегда старался не смотреть на зигзаги татуировок, покрывавшие смуглое тело, но удерживать взгляд на лице капитана становилось все сложнее. А после тех сногсшибательных новостей, которые он только что услышал, справится с собой стало еще тяжелее, и он, поднявшись и вежливо поздоровавшись, перевел взгляды на пламенеющий сад.
- Простите, фукутайчо, я не хотел вам мешать. Я только хотел пригласить Рукию вместе пойти на фестиваль этим вечером. И я был бы рад, если бы вы тоже к нам присоединились.
Ренджи послал Рукии взгляд, который ясно говорил: «Я предложил, но он все равно откажется». Та ответила таким же безнадежно-понимающим взором.
Но Бьякуя колебался всего секунду.
- Спасибо за приглашение, Абараи-тайчо, с благодарностью его принимаю.
Капитан удивленно посмотрел на своего лейтенанта. За полгода, которые они служили вместе, не было принято ни одно такое приглашение. Да что там приглашения! Лейтенант никогда не задерживался в обществе своего капитана даже на минуту дольше, чем было положено. И хотя они вместе работали, но все же было заметно, что Кучики его сторонится или, как минимум, видеть старается как можно меньше. Ренджи думал, что это связано с тем глупым поцелуем, и Бьякуя боится, что капитан воспользуется своим положением, и, видимо, всячески старается этого избежать. От мысли, что он неприятен своему лейтенанту, больно ныло в груди, но принуждать его, даже к общению, Абараи не хотелось. Поэтому он предлагал совместные прогулки только по просьбе Рукии, но и в этом случае получал вежливый, но однозначный отказ. И вот теперь вдруг тот сказал «да». Глупое сердце сразу забилось с удвоенной частотой.
- Онии-чан, так ты согласен?! Ты пойдешь с нами?! – Рукия вскочила и кинулась к своему брату.
- Конечно, если ты тоже не против, - по тонким губам скользнула тень улыбки.
- Да я просто счастлива! Я иду на фестиваль с обоими моими братьями, разве это не чудесно?!
«Братья» подняли глаза друг на друга, Бьякуя смотрел озадачено, Абараи же явно забавлялся подобным поворотом. И даже решил смутить своего лейтенанта окончательно.
- Кучики-фукутайчо, полагаю, если мы оба являемся братьями Рукии, мы тоже может обращаться к друг другу «аники», – и заулыбался широко и довольно, как объевшийся кот.
Он думал, что сконфузит этим предложением Кучики, но тот спокойно и даже серьезно ответил:
- Ну, Абараи-тайчо, боюсь, нас не поймут в отряде.
Абараи недоуменно застыл. Он еще никогда не слышал, чтобы лейтенант шутил, и слабый намек на чувство юмора застал его врасплох.
Но Рукия весело расхохоталась.
- Он шутит, Ренджи, не обращай внимание.

Небо расцветало желтыми, красными и лиловыми хризантемами, со всех сторон в воздух поднимались острые иглы фейерверков, вокруг стоял оглушительный шум и взрывы следовали один за другим. Но Ренджи всего этого, казалось, не замечал. Он как зачарованный смотрел на четкий профиль своего лейтенанта, почти черный на фоне льющегося с небес серебристого огня.
Ему казалось, что он спит и видит удивительный сон. Кучики не только принял его предложение пойти на фестиваль, но и весь вечер был неизменно любезен. Сегодня капитан впервые увидел, как Бьякуя улыбается, правда, улыбка была адресована Рукии, но от этого она не стала менее очаровательной. К тому же Ренджи боялся, что если она была бы послана ему, он точно не сдержался и опять бы накинулся на лейтенанта с поцелуями прямо посреди толпы. Поэтому он сдерживал себя как мог, но все же отвести глаза от такого милого, в обычном сером кимоно, лейтенанта было невозможно.
Мысли путались и из каши, царившей в голове главы клана, отчетливо выделялась только одна – Ренджи отчаянно хотел остаться наедине со своим подчиненным.
И поскольку он всегда делал, а потом уже думал, то с последним раскатом чудесного фейерверка БЬякуя услышалнад самым ухом.
- Кучики-сан, мне необходимо с вами кое о чем поговорить с глазу на глаз. Думаю, в поместье будет удобнее.
И, схватив его за руку, повел в шунпо.
Через несколько минут они оба стояли в покоях капитана и Кучики с удивлением смотрел на раскрасневшегося начальника.
- Что-то случилось? К чему такая спешка, Абараи-тайчо?
Надо было что-то говорить, как-то объяснить свое поведение, но на этот счет у Ренджи не было ни малейшей идеи, и он просто притянул к себе того, кого так давно желал и прижался к его губам.
Боясь, что его сейчас оттолкнут, он сразу страстно овладел желанными губами. Ренджи стал ласкать, покусывая, проникая в приоткрытый рот, лаская чужой язык и засасывая его в себя, а затем снова входя в него своим, показывая жгучее желание обладать им, входить в него, вторгаться…
Голова кружилась, сердце бешено билось о ребра, а перед закрытыми глазами плыли разноцветные круги.
Под бешеным напором было не понять, отвечают ему взаимностью или нет, но останавливаться он не собирался ни на секунду. Не били кидо в грудь – и на том спасибо.
Стараясь развить свое преимущество, Ренджи запустил одну руку за отворот юкаты, мягко освобождая худые кучиковские плечи от одежды. Гладкая прохладная кожа под руками лишала всякого контроля, а когда обнаженные руки сплелись на его шее, обняли добровольно, сжимая и притягивая к себе ближе, вокруг все завертелось.
Ренджи зарычал и толкнул лейтенанта на футон. Надежно придавив его своим телом, чтобы тот никуда не сбежал, он наконец-то отпустил истерзанные тонкие губы. Но сам тут же стал покусывать высокую скулу, изящную розовую мочку и покрывать короткими поцелуями нежную кожу за ухом. Наградой ему был тихий вздох, и Бьякуя повернул голову, открывая шею и подставляя ее под губы своего капитана.
Ренджи не сдержался и впился зубами в беззащитное горло. В ответ сдавленный стон, и он еще раз сомкнул зубы на молочной коже.
- Это тебе за то, что так долго заставил меня ждать, - зашептал он на ухо, не переставая его покусывать, - я уже с ума сходил. За что ты со мной так? Почему не пришел раньше, не ответил мне?.. Ну, а теперь держись! Мне хочется порвать тебя на кусочки…
- О чем ты? – голос Бьякуи звучал совсем хрипло. - Ответил на что? Разве ты хоть что-то сделал?.. ах…
- Как ты можешь так говорить? Я поцеловал тебя! А ты сделал вид, что ничего не произошло.
- Я не мог… тогда не мог, но теперь, если хочешь, все будет по-другому…
- Хочу, еще как хочу! Всего хочу, всего тебя, без остатка.
И не в силах больше подобрать слов, чтобы выразить свое желание, описать сжигающий его огонь, Ренджи опустил голову и поцеловал сжатую горошину соска. И почувствовав, как затрепетало в его объятиях тонкое тело, он укусил чувствительное место, а затем стал сосать и зализывать укус. Бьякуя выгнулся всем телом, стараясь уйти от нестерпимой ласки, но был лишь крепче сжат в сильных абараевских руках, и второй сосок тут же безжалостно сжали самые кончики пальцев.
- Отпусти, - задыхаясь, прошептал молодой лейтенант, - я не могу… отпусти меня…
- Нет, и не проси, и не надейся. Сегодня я получу все, о чем мечтал с нашей самой первой встречи.
- Хорошо… хорошо… - тихо шептал ему Бьякуя в ответ.
Тонкая рука скользнула между крепко сжатыми телами, ища узел на капитанском оби, ловкие пальцы потянули, и он ослаб, давая возможность проникнуть руке дальше.
И когда Ренджи почувствовал узкую ладонь на своем возбужденном члене, он в прямом смысле слова забыл как дышать. Он замер, вбирая каждой клеточкой своего тела невиданное наслаждение, не веря своему счастью, затаил дыхание. Но ласка становилась все более требовательной, и, не в силах себя сдерживать, он сам стал толкаться в руку, тереться бедром о тело лежащие под ним, и, чувствуя, что долго так не продлиться, жалобно застонал:
- Постой… еще немного и я кончу… остановись, мне этого мало, я хочу тебя всего…
Серые глаза горели в слабых отблесках лампы лихорадочным огнем.
- Тебе мало… хочешь всего... я тоже... я дам… я согласен…- сбивчивый горячий шепот обжигал душу, а обещания, которые он давая, жгли ее огнём.
Вдруг Бьякуя сильным движением выскользнул из-под любовника и перевернув его, сам лег сверху.
- Не могу сказать, что я долго ждал этого, я не позволял себе раньше даже думать о таком. Но теперь я с тобой и не уступлю никому.
Ренджи, замутненным от страсти разумом, даже не попытался понять, что стоит за этими словами, а когда Кучики рванул в разные стороны отвороты его кимоно, обнажая грудь, все мысли исчезли полностью. Горячие губы прижались чуть ниже скулы, лаская, прокладывают влажную дорожку поцелуев от кадыка и ниже, к ямке между ключицами. Ренджи стало тяжело дышать, ему не хватает воздуха, широкая грудная клетка вздымается при каждом вздохе. Но Бьякуя не останавливается ни на секунду, он покусывает кожу, все сильнее и сильнее, царапая ее почти до крови. Его рука опять внизу, и от этой двойной ласки желание не просто переполняет, а смывает все на своем пути. Ренджи опустил руки на крепкую задницу лейтенанта и сжал ее так, что тот тихонько ахнул.
- Не могу больше ждать. Если ты и правда этого хочешь, давай…
Вместо ответа, Бьякуя приподнял бедра, предоставляя любовнику полную свободу действий. Большая ладонь тут же проскользнула между его бедрами, лаская член и уже подготавливая вход.
- Простите, Абараи-сама, к вам пришли.
Тихий голос слуги прогремел как гром среди ясного неба, выдергивая разгоряченных любовников из марева затопившей их похоти.
- Блядь… гони всех к черту! И сам не появляйся больше!
- Простите мою настойчивость, Абараи-сама, это пришел ТОТ мужчина.
Ренджи аж подскочил на месте, пытаясь поймать за руку любовника, который тут же стал натягивать на себя одежду.
- Черт бы все побрал! Скажи этому человеку, что он может уходить. И не беспокой меня больше.
Слуга исчезает так же беззвучно, как и появился.
Но Бьякуя уже завязывает оби.
- Куда ты? Погоди, куда ты собрался?
- Как же вы быстро даете отставку своим любовникам. И правда, чего тут церемонится?
Ренджи схватил лейтенанта за пояс, не давая ему его завязать.
- Не понимаю, чего ты злишься, или я должен был его принять?
- Не знаю, просто настроение пропало, так что отпусти, я ухожу.
- Ками-сама, - потрясенно пробормотал капитан, - может ли быть, что ты ревнуешь?
- Нет, - отрезал Кучики и выдернул конец пояса из рук все еще сидящего на полу Абараи.
- Тогда к чему все это? Ты сам сказал, что согласен, разве я тебя принуждал?
- Я передумал. Возможно, я взял на себя обязательства, которые не смогу выполнить. Не буду врать, я знал о существовании вашего любовника, и даже в какой-то мере именно это сыграло решающую роль в случившемся. Но теперь я думаю, что просто ошибся, полагая, что смогу с этим смириться.
- Все-таки ревнуешь. Отлично, если бы ты знал, как я этому рад. Даже более того, я счастлив! – Ренджи схватил Бьякую за подол и потянул на себя. - Ты просто идиот, если думаешь, что я теперь позволю тебе сбежать. Откуда ты знаешь про то, что у меня кто-то есть?
- Да про это уже все болтают, тоже мне тайна! - соврал лейтенант, не желая выдавать Рукию.
- Иди ко мне, мой ревнивец, дай я тебя поцелую! – Ренджи привлек любовника к себе, но тот отвернулся, не давая прикоснуться к губам.
- Пошел к черту!
- Ты же сам говоришь, что все знал, и все-таки пришел ко мне. Что же теперь изменилось?
- Я не приходил, это ты сам меня сюда притащил. А, кроме того, знать и видеть собственными глазами – это разные вещи.
- Жаль, конечно, что придется тебе рассказать правду, но боюсь, иначе ты и правда сбежишь. А мне так хочется закончить начатое.
Руки капитана опять залезли под серое кимоно и стали поглаживать гладкую кожу бедер.
- Убери руки, ты же не думаешь, что только потому, что ты лапаешь меня, я передумаю?
- Не думаю, но и руки не уберу. Ладно, послушай, что именно ты слышал?
- Ну, что к тебе каждую ночь ходит какой-то парень, - как бы ни хотел Бьякуя, чтобы голос звучал строго, но ласка делала свое дело, и он неосознанно слегка раздвинул ноги.
- Ну, так вот – это все правда. Ко мне действительно ходит один парень, не каждую ночь, конечно, но довольно часто. Но я его не трахаю.
- А зачем же он тогда приходит? – руки уже на внутренней стороне бедер, и Кучики еле сдерживается, чтобы не податься им навстречу.
- Мы играем в шоги.
- Что?
- Да, да. Играем в шоги, до самого утра. А что нам делать, если мы должны изображать любовников?
- И зачем тебе это?
Руки перебрались на пах и принялись мять, гладить, ласкать.
- В клане стали слишком уж настаивать на свадьбе. Я подумал, что это выход, ведь если у меня есть любовник, то какая может быть свадьба.
Одна из рук стала гладить ягодицы Бьякуи, и он, не в силах больше сопротивляться, приподнялся, давая возможность прикоснуться к своему анусу.
- И что, они вот так от тебя и отстали?
- Ну, конечно, пришлось побороться, но, в конце концов, эти стариканы сдались. И теперь я свободен… хотя, кажется, уже нет…
Но Бьякуя уже его не слышал, все его ощущения сконцентрировались на том месте, которое теперь ласкал палец капитана. Он откинулся назад, и Ренджи опрокинул его спиной на татами. В следующее мгновенье сильные руки прижали его колени к груди и быстрый язык пробежал по твердому члену, срывая стоны с полуоткрытых губ.
Ренджи взял в рот и стал двигаться вниз и вверх, плотно сомкнув губы и сильно засасывая его в себя. Чувство наслаждения стало почти осязаемым, отпуская все тревоги, все свое смятение – и оба мужчины растворились в чистом удовольствии.
Язык опять заскользил по головке вниз, лаская все на своем пути, и еще ниже, пробираясь между ягодицами и начиная кружить вокруг уже немного расслабленного входа.
Ласка так интимна и возбуждающа, что сметает последнюю стыдливость, и Бьякуя стонет, подставляя, предлагая свое тело сам. Еще немного и он начнет просить. Но до этого не доходит, поскольку его любовник и сам уже на грани.
Толчок – и оба стонут от невыносимого чувства обладания. Ренджи старается брать осторожно, медленно, не причиняя боли. Но смотреть на серые глаза вблизи, когда они затуманены поволокой страсти, на губы, алые от его поцелуев, и сдерживать себя, чтобы не ворваться в это тело, становится все сложнее. Наконец-то он оказывается полностью в любовнике и, раскачиваясь, начинает его трахать, уже плохо соображая, как именно он это делает. И лишь слышит стоны как сквозь пелену, уже не понимая, стоны ли это боли или наслаждения. Сколько это длится – понять невозможно, но разрядка наступает, когда сдержаться уже невозможно. Хриплый стон Бьякуи, и Ренджи чувствует, как тело начинает сжиматься, пульсировать, обволакивая его член внутри себя. От острого удовольствия все вокруг начинает кружиться, он входит еще пару раз со всего размаху и кончает прямо вовнутрь, как ему кажется, целыми потоками спермы.
Обессиленные, они так и остаются на полу, не шевелясь и отдаваясь постепенно смолкающим отзвукам наслаждения.

Они лежали рядом, хотя и не касались друг друга, и мысли каждого постепенно возвращались к действительности.
- Почему этого не произошло раньше? Если бы я мог поверить в возможность этого давно… - Ренджи повернулся набок и, подперев голову рукой, стал рассматривать красивое лицо любовника, освещенное мягким светом полной луны.
- Нет, раньше это было бы не возможно…
- Почему?
Бьякуя неопределенно пожал плечами.
- Из-за Рукии. Я ведь думал, что ты в нее влюблен. Когда ее приняли в клан, все говорили, что ты чуть ли не к свадьбе готовился.
- Так и есть, - вздохнул капитан, - только я не на ней хотел жениться.
Кучики тут же приподнялся на локте.
- Что ты имеешь в виду? Так все-таки про свадьбу болтали не зря?
- Ну, можно сказать и так. Ты помнишь, как мы встретились первый раз? Нет, не в «Абрикосовой косточке», а за пару лет до этого. Зимой, когда ты приходил в наш дом, а я потом побежал за тобой?
Бьякуя смутился и опять опустился на татами.
- Черт… я думал, не помнишь… К вам тогда должна была прийти Рукия, но она заболела, поэтому мне пришлось переодеться и прийти вместо нее. Я так боялся, что кто-то поймет, что я на самом деле парень.
- Ты волновался напрасно. Мне даже в голову не пришло, что передо мной не девушка. И я еще долго вспоминал ее серые глаза и замершие руки. А когда встретил парня так похожего не нее, да еще и узнал, что у него есть сестра, то подумал, что Кучики Рукия – это ты и есть. И как только встал вопрос о принятии девушки, которую я не мог забыть уже несколько лет, в наш клан, я и правда понял, что готов на ней жениться, хотя с тех пор так и не видел. А понял свою ошибку, только когда увидел настоящую Рукию и тебя рядом с ней. Но исправить уже ничего не мог. Ты всегда смотрел на меня с ненавистью, избегал встреч, а случайно столкнувшись, даже не смотрел в мою сторону. Я сделал тебя своим лейтенантом, но ситуация не изменилась, стало даже хуже. Видеть тебя каждый день, иметь возможность изредка случайно прикоснуться и при этом оставаться все так же далеко, было просто невыносимо. Но я пытался смириться. Мысль, что я тебе неприятен, приводила в отчаянье, но отказаться хотя бы от таких отношений я все равно не мог.
Но теперь все изменилось, я никуда тебя не отпущу.
И он завершил свою речь, скрепив свое обещание поцелуем.
- Звучит так, словно ты все-таки делаешь мне предложение, - мягкая улыбка осветила лицо Бьякуи, делая его невыносимо желанным.
Ренджи тут же лег на него сверху, сжав руки и непереставая целовать.
- Именно так. Ты же знаешь эти благородные кланы, у них всегда найдется способ достичь желаемого. Я даже смотрел семейные хроники, там полно прецендентов. Как оказалось, среди моих предков было полно извращенцев.

@темы: бьякурен, bleach, яой

URL
Комментарии
2010-09-02 в 22:43 

ленивая пофигистка, люблю сладкое и яой
Какое осеннее чудо, на одном дыхании прочитала, я как-то думала мне будет тяжело поменять их местами, а получилось здорово, я даже не заметила, так зачиталась! Большое спасибо! :heart:

2010-09-02 в 22:56 

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
Eredita спасибо, настроение уже и правда осеннее!

URL
2010-09-02 в 23:02 

Eredita
ленивая пофигистка, люблю сладкое и яой
Lu Korso
Ну в реале на улице дождливо и холодно, а у тебя просто бархатно-золотая романтичная осень, душа и мозг в восторге! :sunny:

2010-09-02 в 23:49 

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
Eredita точно, вот примерно такая )


URL
2010-09-04 в 01:50 

reach to the moon
"Fire that’s closest kept burns most of all"
Волшебный фик! Эмоции пробирают до мурашек по коже.:hlop:

2010-09-04 в 08:12 

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
reach to the moon приятно слышать что тебе понравилось!
Спасибо )

URL
2010-09-05 в 18:48 

reach to the moon
"Fire that’s closest kept burns most of all"
Lu Korso очень-очень понравилось!

2010-09-09 в 00:42 

Konohamaru
занимательно)

2010-09-09 в 21:07 

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
URL
2010-09-13 в 13:11 

Лепестком по губам целовала нас нежная смерть // Хрен Галантный
Ой, - я нашла автора! :-))

Отзыв вам еще на блич-кинке отписала, - но и тут повторюсь: как здорово, что этот текст родился!
Спасибо за него!

2010-09-13 в 13:38 

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
Abarai_Takana большое спасибо!
Я на бличкинк давно не заходила, так что не знала что меня разыскивают :)
Я рада что фи понравился, потому что это значит есть люди с которыми у нас похожие фантазии и мечты!

URL
2010-09-13 в 13:47 

Лепестком по губам целовала нас нежная смерть // Хрен Галантный
Да я не то чтобы разыскивала :-)) просто сейчас через яндекс нашла снова этот фик совершенно случайно - уже здесь, не анонимным. - Чему весьма рада.
Всегда приятно сказать приятное хорошему Автору. :hlop::hlop::hlop:
(да, и арт, который Вы недавно запостили, я Вам там в комменте оставляла ;-) )


Можно я Вам свое стихотворение подарю? :shuffle: Писалось как Ренжи/Бьякуя, - но я в итоге сама так и не определилась, от чьего имени :shy:


читать дальше

2010-09-13 в 15:01 

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
Вот это да!
На самом деле, очень редко встретишь хорошее стихотворение написанное фанатами.

Но это как раз исключение, такое лиричное, легкое, красивое. Наполненное влюбленностью, трепетом, надеждой.
Мне очень понравилось, спасибо за такой чудесный подарок.

Да, арт действительно классный, я прямо так их и представляла. Я кстати, подумала, что такое стихотворение мог написать именно Реджи-капитан, аристократ, получивший хорошее образование, потому что оно такое изящное )))

Еще раз огромное спасибо!

URL
2010-09-13 в 15:25 

Лепестком по губам целовала нас нежная смерть // Хрен Галантный
Lu Korso
И вам спасибо за добрые слова :-))

2011-10-19 в 04:30 

Я в таком восторге. Хотел бы, чтобы это было так. Дико понравилось. (Ренджи)

Так много угадано.
Не случайно
Осенью падает лист.
Аригато за атмосферу и просто живые реплики. ( Бьякуя)

2011-10-19 в 20:44 

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
Rokubantai, спасибо, и за теплые слова и за чудесное стихотворение)

URL
2011-10-20 в 16:51 

Lu Korso,
Аригато за комплимент. Тут Ренджи собрался писать продолжение к Вашему фанфику. А можно попросить дать погонять )) Ваш фанфик в наше сообщество, чтобы все было последовательно и оценить все можно было скопом. А потом, если заинтересует, можете использовать наш? Аригато заранее . ( Кучики- фукутайчо )))

2011-10-20 в 19:58 

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
Продолжение к этому фанфику? )))
Даже н езнаю, что тут продолжать, хеппи-енд ведь)))
Берите, мне не жалко.)

URL
2011-10-20 в 22:19 

Abarai Takana
Лепестком по губам целовала нас нежная смерть // Хрен Галантный
Rokubantai,
ваааа, а ссылку дайте потом?.. :-)) мне как читателю начального фика стало жутко интересно :-)

2011-10-23 в 03:33 

Lu Korso,
Дорогая муза ), вынужденно или нет, но Вы нас вдохновляете творить, и с этим уже ничего не поделать. Вдохновение - штука божественная, а против воли ками не поспоришь. )

Позвольте, кстати, еще пару стихов о любви согласно канонам ( 7-5-7, указание на время суток или время года и пр.)) :

Я слышал умереть нельзя...
В объятиях друг друга
Ночь светлей на грани дня.

Формула любви проста -
Любить друг друга
Не важно, смерть или зима.

PS Тайчо пишет стихи лучше меня, ему подвластна коварная дама по имени "рифма". ) (Кучики - фукутайчо)

Вы написали о зарождении любви, а я хочу написать о ее развертке. Это как шикай и банкай. ( Абараи - тайчо)

Abarai_Takana
Спасибо за моральную поддержку. Фик будет от первого лица. Как сестра японского лейтенанта ( или капитана?) Вы поймете, что чувствует герой )) А отражаться все будет в нашем сообществе, в которое всех приглашаем. Вас, имото-чан )), особенно. ) - www.diary.ru/~shinigami-space/
( Абараи - тайчо)

И спасибо за "твой профиль на полях моих стихов", в сообществе вроде как очевидно, что так и есть. И теперь, видимо, понятно, от кого кому. А еще - шикарные стихи, вдохновение и божественная сила. Это называется творчество от бога. Можно ли с указанием авторства поместить на нашем сообществе. Заранее благодарны. (Рокубантай)

2011-10-25 в 20:03 

Lu Korso
"Пуст каждый развлекает себя сам." Ф. Феллини
Rokubantai, ах, нет.... зарождение любви, по сути самая важная и романтическая часть всех отношений, на мой взгляд. Когда все выяснено, после "свадьбы", сказка заканчивается и дальше "любовная лодка разбилась о быт" ))))

URL
2011-10-25 в 20:08 

Abarai Takana
Лепестком по губам целовала нас нежная смерть // Хрен Галантный
Rokubantai,
Спасибо за приглашение, буду заходить обязательно.

Стихотворение - размещайте, если понравилось. :-))

2011-11-04 в 02:55 

Lu Korso,
Уффф, даже не знаем, что на это сказать. Вот почитаете, может убедим. )

   

Дневник Lu Korso

главная